Матвей Кондрашов

Директор, главный редактор

Как налаживать диалог с промышленниками? Какие цели преследует область при возрождении Минпрома? Есть ли кандидатуры на роль министра? Какие структуры в скором времени будут реорганизованы? Об этом в первом интервью в новой должности «Челябинскому обзору» рассказывает заместитель губернатора Челябинской области Егор Ковальчук.

— Егор Викторович, с вашего позволения, поскольку мы — «Челябинский», а не «Нагайбакский» или «Брединский» Обзор, давайте начнем беседу именно с Челябинска. Город неоднократно уже подвергался критике со стороны Алексея Текслера. Глава региона считает, что Челябинск отстал в развитии лет так на 10-15, не соответствует статусу южноуральской столицы по многим показателям. Все, что касается благоустройства и дворов, и парков, и набережной, и фасадов домов вызывает огромное количество вопросов, и, по словам главы региона, кадровые решения так и напрашиваются. Хочется и ваших оценок: вы покинули Челябинск в 2015 году, и какие впечатления от «камбэка» 4 года спустя? Каким для вас предстал город?

— Могу сказать, что несмотря на мою работу в другом регионе (с ноября 2015 года являлся директором Департамента жилищно-коммунального комплекса и энергетики Ханты-Мансийского автономного округа — Югры. В марте 2019 года перебрался в Москву, где работал в структурах Министерства строительства Российской Федерации, — прим.редакции ), я регулярно бывал в Челябинске, раз-два в месяц, и, возможно, поэтому каких-то шокирующих моментов для себя не отмечал. С другой стороны, раз есть возможность сравнивать разные стили и результаты управления другими регионами и городами, скажу, что Челябинск за это время мог бы шагнуть в своем развитии гораздо дальше. И я сейчас как челябинец рассчитываю, что в самое ближайшее время мы такой шаг сделаем.

— Какие видятся задатки для этого шага? Предпринимателей взять, например. Еще в должности заместителя главы администрации города вы уповали на то, что бизнес будет социально ответственным и начнет усерднее следить за порядком в городе.

— Что касается социальной ответственности бизнеса, безусловно, она должна быть. Правда, есть определенные сложности: если предприятие вынуждено выживать, наверное, сложно думать о соцпроектах. Но успешный бизнес, который работает на территории города/области, при наличии соответствующей позиции у собственника должен двигаться в сторону социальной ответственности, несмотря на непростую экономическую ситуацию. И это долг не перед властью, а перед обществом, запрос которого на социальную ответственность бизнеса уже сформирован.

— С другой стороны, социальная ответственность не всегда измеряется деньгами.

— Конечно, тут могут быть разные формы. Это и облагораживание пространства вокруг себя, не только в физическом плане. Это и более конструктивные и социально ориентированные взаимоотношения с людьми. Позитивная информационная политика. Отношение к общественным потребностям. К ним же можно по-разному относиться: можно полностью дистанцироваться, а можно действовать в русле государственной политики, тем самым способствуя их удовлетворению.

Е. Ковальчук: Челябинск мог бы развиваться и интенсивнее

— Давайте тогда про Министерство промышленности. Алексей Текслер заявил о необходимости его воссоздания, и вы как раз и будете куратором нового/старого ведомства.

— Решение Алексея Леонидовича, что называется, «в яблочко». Для Челябинской области промышленная политика — ключевая.

Мы в последнее время очень много говорим об экологии, о социальных вопросах, благоустройстве муниципалитетов. Я ни в коем случае не хочу сказать, что это неважные вопросы, но конкретно для нашего региона выстраивание промышленной политики — это если и не № 1, то в ТОП-3 совершенно точно. Хотим мы этого или не хотим, но все-таки благосостояние Южного Урала держится именно на промышленных предприятиях.

Да, безусловно, есть вопросы, которые требуют своего решения, в частности — экологические, но мы должны понимать, что все-таки Челябинская область в ее нынешнем виде, в частности, с точки зрения промышленного, кадрового потенциала сформировалась именно благодаря производствам. Исходя из этого, нужно выстраивать все остальные вопросы.

— В последнее время очень много говорится о том, что области надо слезать с «металлургической иглы», но это все образные высказывания...Модно нынче именовать это диверсификацией.

— А вот диверсификация — это как раз правильный термин.

Я не очень понимаю, зачем бороться с промышленным статусом региона, если эта сфера приносит основные доходы. Она является, по сути, двигателем Челябинской области в сфере формирования бюджета, решения социальных, кадровых вопросов.

Промышленники, в том числе металлурги, решают массу проблем. Многие почему-то забывают, что является следствием функционирования наших предприятий: создание валового продукта; рабочих мест; налоговой базы; как бы кто к этому ни относился — упорядочивание пространства вокруг производств. Достаточно зайти на территорию того или иного промышленного предприятия и убедиться, что она весьма благоустроенная — даже некоторые муниципалитеты не могут добиться такого уровня. Да, есть вопросы экологические, но это же не значит, что нужно производства остановить. Все решается своим чередом.

С промышленными предприятиями необходимо налаживать диалог

— Неоднократно было озвучено словосочетание «промышленная политика». Не считаете, что ее выстраивание понадобилось из-за того, что диалог с производственниками, по моим ощущениям, проходил со скрипом и порой начинался лишь после того, как сотрудники Росприроднадзора, министерства экологии уже с силовиками на предприятия заходили?

— Действительно диалог необходим. В каком смысле? В таком, чтобы получить максимальную синергию от взаимодействия областных, в некоторых случаях муниципальных властей с собственниками промышленных предприятий, менеджментом. Смысл именно в этом. Задача власти — создавать условия для развития. Не развивать сам бизнес — это задача собственника, а делать так, чтобы действия владельцев были максимально эффективными. Безусловно, здесь требуется некий баланс, компромисс с теми вопросами и побочными эффектами, которые создаются при работе крупного промышленного, да и любого предприятия.

Не то что бы этот диалог отсутствовал, но ему не придавалось того значения, которое он, безусловно, заслуживает. Однозначно нужно статус промышленников во взаимоотношениях с властью повышать. И не нужно замыкаться на вопросах экологии или неких налоговых льгот. Максимально использовать механизмы федеральной в том числе поддержки нашим предприятиям. Вовлекать их в формирование кадровой, образовательной политики, синхронизировать вопросы подготовки персонала с потребностями промышленников, создавать преференции для развития существующих и создания новых производств.

На самом деле, не так много нужно крупному и среднему бизнесу, чтобы функционировать. Как минимум: а) не мешать, б) создать условия: с земельным участком, подведением коммуникаций, обеспечением персоналом, режимом налогообложения. Очень важный блок — обеспечение сбыта. Так или иначе, многие наши предприятия действовали и продолжают действовать в сфере гособоронзаказа. Есть такое затертое слово — конверсия, но оно по прежнему актуально. Предприятия не должны зависеть лишь от гособоронзаказа. К сожалению, здесь вынужден констатировать, что не все руководители этому направлению уделяют должное внимание. Надо смотреть в сторону гражданского сектора, это даст в перспективе совершенно иные дивиденды и возможность стабильного функционирования вне зависимости от госзаказов.

— По поводу кадровой политики. Руководитель областного управления по труду и занятости населения Владислав Смирнов считает, что работодатели нынче живут в какой-то собственной реальности, при которой человеческий ресурс плетется в конце списка. Процитирую: «В 90-е годы нынешние собственники предприятий пробились, стали миллионерами и в то же время привыкли наплевательски относиться к кадровой службе, потому что за забором всегда стояли желающие. Мы им уже лет 10 говорим: желающие заканчиваются, с 2013 года — демографическая яма на рынке труда. А между тем промышленность жила и будет жить на квалифицированных кадрах, а они уходят. С простой мотивацией: „Мне зарплату лет 5–7 не повышали. Зато выработку повысили, требования, штрафы. Ребят, мне тут что делать-то? У меня пенсия скоро, до свидания. Я у себя в гараже чужие „Жигули“ поправлять лучше буду“.

Я все это бизнесу объясняю, а мне в ответ: да ерунда, ну куда они пойдут? А пойдут, потому что многим такое отношение со стороны работодателя надоело попросту. И все равно! Человеческий капитал никто не считает. Это страшная вещь, которая сносит нам все системообразующие институты общества».

— Такая проблематика, безусловно, существует. Зачастую принято сваливать проблему на образование, мол, «плохих специалистов поставляют». Многие ориентируются лишь на текущее состояние. Это как с юристами/экономистами, в определенный период они были востребованы, все массово ринулись на них учиться. Спустя пять-десять лет колоссальнейшее перепроизводство этих специалистов. Никто не говорит, что они не нужны, но основной спрос на них удовлетворен.

В технических специальностях сейчас вопрос уже даже не качественно, а количественно стоит. И никто не занимается прогнозированием. А как будут вузы поставлять нужных специалистов, когда предприятия свои желания на будущее не озвучивают?

Здесь очень важна роль промышленников. И считаю как раз, что одна из задач создаваемого Минпрома — увязать вопросы подготовки кадров с системой образования, а она сейчас по большей части государственная с запросами промышленников.

Крупные предприятия с кадровой политикой разбираются весьма успешно. Там система отбора и прогнозирования спроса отлажена до автоматизма. Вынужден признать, что на среднем уровне такого понимания нет — работают с тем, что есть на рынке, где, как вы совершенно справедливо отметили, «все вкусное уже съели». Здесь безусловно требуются переосмысление, проактивный подход.

Предприятиям для эффективной деятельности требуется пересмотреть ценности человеческого капитала

— Давайте некий промежуточный итог подведем. Цели и задачи нового Министерства промышленности. Тезисно.

— Это реализация государственной политики в сфере промышленности. Сейчас говорю формальным языком, но действительно это так. Не то чтобы ее не было, но надо очень четко и понятно эту политику сформулировать, опираясь на потребности промышленников. При этом с пониманием, что для крупного и среднего/мелкого бизнеса функционируют совершенно разные меры господдержки. Если для мелкого и среднего предпринимателя есть задел — я имею в виду «Территорию бизнеса», — действительно неплохой институт поддержки, но круг получателей ограничен. А вот вопросы крупного бизнеса, признаюсь, проседают. И, как я уже говорил, далеко не всегда финансовые инструменты им нужны. Речь идет о иных механизмах, и как раз задача Минпрома их: а) обобщить; б) сделать из них некие тиражируемые решения; в) реализовать. Да, некие льготы или финансовые инструменты могут быть, но они должны быть адресными и направленными на получение конкретного результата, как правило, социального. Инвестировать в бизнес должен сам бизнес, государство инвестирует в людей.

— Чтобы власть и бизнес на одном языке разговаривали, значит ли это, что на роль министра промышленности должен прийти человек из частного сектора?

— Должен быть человек, который понимает проблематику крупной и средней промышленности; который имеет личные взаимоотношения с руководством и собственниками предприятий для общения с менеджментом на одном языке; который сможет достаточно откровенно с ними разговаривать; который будет обладать всей информацией о федеральных программах; который сможет адаптировать и синхронизировать федеральные и областные программы с программами бизнеса.

Все, что касается малого и среднего бизнеса, вопрос не закрыт, но механизмы разработаны. И сейчас задача у структуры, которая этим занимается, просто популяризировать свою деятельность. И задача такая поставлена.

К сожалению, я сейчас слышу позицию, что с государством лучше не связываться. Что участие в целевых программах подразумевает строгую отчетность за каждый рубль. Но это нормально. Деньги должны тратиться по назначению, и если они ушли куда-то не туда, ставится вопрос о приостановке мер поддержки или возврате денег. Как показывает практика — эти случаи исключительные и системой не являются.

— В развитие предыдущего вопроса не могу не задать следующий. А кандидатуры на роль министра уже есть?

— Сейчас решается вопрос о той процедуре, по которой кандидатура будет одобрена. Насколько я знаю, Алексей Леонидович предложил вариант открытого конкурса. Сейчас готовится документация на эту тему, и после ее утверждения мы и начнем работу. Безусловно, учитывая, что это публичная и критически значимая для региона позиция, конечно же, мы будем в максимальном контакте с крупными промышленниками этот вопрос решать. Посоветуемся с региональным Союзом промышленников и предпринимателей, «ОПОРОЙ России», другими сообществами в этой сфере. Человек должен быть с одной стороны чиновником: разбираться в механизмах функционирования государственной власти; с другой — иметь хорошее представление того, что происходит на производстве. Это непросто.

— Еще об одном ответвлении вашей непосредственно деятельности. Вы вошли в наблюдательный совет Агентства международного сотрудничества. Структура занимается подготовкой к грядущим саммитам. Но этих агентств, фондов, центров и других подведомственных учреждений тьма: Агентство инвестиционного развития, Агентство международного сотрудничества, Центр кластерного развития, Центр инжиниринга, Центр развития предпринимательства, Центр микрофинансирования...Мне кажется, что их в свое время столько создано, что их деятельность превратилась в один большой клубок, который если распутывать, не поймешь, кто за что отвечает. Стоит ли ожидать какой-то ревизии?

— На сегодняшний день у нас шесть таких структур работает. Агентство инвестиционного развития как раз проходит процедуру реорганизации. Это связано с тем, что его функции дублировались другими структурами.

Да, действительно, сейчас этот процесс пойдет. Но, в защиту скажу, что: а) реализована успешная модель «Территории Бизнеса»; б) наличие этих структур является обязательным условием для участия в большинстве федеральных проектов и, соответственно, для привлечения в область федеральных программ и денег за ними. В данной части эти структуры вопросы решали.

Оценить их эффективность я смогу через некоторое время. Всем уже дано поручение составить отчеты по трем основным критериям: создание новых рабочих мест, налоговые поступления и количество привлеченных средств. Мы, конечно, можем их и упразднить, но лишимся мер федеральной поддержки МСП.

— Но за Агентством международного сотрудничества не самый положительный шлейф тянется. По обвинению в мошенничестве с бюджетными деньгами при подготовке Российско-Казахстанского форума ФСБ задержало теперь уже бывших первого заместителя министра экономического развития области Антона Бахаева и руководителя АМС Ольгу Алейникову. Бахаев под домашним арестом, Алейникова под подпиской о невыезде...

— Вы же понимаете, что в любой структуре такая ситуация может возникнуть. Это скорее вопрос не к структуре в целом, а к оценке деятельности и системе контроля конкретных лиц, и этим занимаются уполномоченные органы. Уверен, они разберутся.

Действия отдельных людей не должны бросать тень на ведомство в целом

Справка: Егор Ковальчук — родился 28 марта 1973 года в Челябинске. Окончив школу, поступил в Челябинский государственный технический университет на специальность «Экономика и управление на предприятии в машиностроении». Вуз окончил в 1995 году, с отличием. В течении 10 лет работал в банковской сфере. С 2005 года — в МУП «Производственное объединение водоснабжения и водоотведения».

В июле 2010 года Егор Ковальчук назначен заместителем Главы Администрации Челябинска по жилищно-коммунальному хозяйству, а в сентябре того же года — заместителем Главы Администрации Челябинска по городскому хозяйству.

В ноябре 2012 года ушел из Администрации Челябинска на должность министра промышленности и природных ресурсов области. В 2014 году занял пост министра радиационной и экологической безопасности.

В 2015 году перебрался в ХМАО и занял пост главы департамента жилищно-коммунального комплекса и энергетики. Эту должность он оставил в марте 2019 года и в последнее время работал в Минстрое РФ.

В новом составе Правительства Челябинской области Егор Ковальчук приступил к работе с 4 июня. Его задача — курировать работу вновь создаваемого Министерства промышленности и природных ресурсов, а также отвечать за подготовку и проведение саммитов ШОС и БРИКС, которые пройдут в Челябинске в 2020 году.

17 июня

16 июня

15 июня

14 июня

Мнение

Интервью

Популярное

Дарья Дубровских

Специальный корреспондент

В Челябинске стартовал «Абилимпикс» — не просто чемпионат профессионального мастерства, а своего рода олимпиада возможностей, социальный лифт для людей с ограничениями по здоровью.

Массажист, портной, фотограф-репортер, переводчик, столяр, ювелир, кондитер и еще более 20 компетенций включает в себя конкурсная программа соревнований, разрушая тем самым стереотипы об инвалидах. Люди с нарушением зрения, слуха, опорно-двигательного аппарата и с любыми другими заболеваниями могут проявить себя в разных специальностях. Участники с ограниченными возможностями съехались на чемпионат со всей Челябинской области, лучшие отправятся на национальное первенство, победители получат преференции при трудоустройстве.

«Наша область в 2014 году одна из первых присоединилась к международному движению „Абилимпикс“, которое зародилось в Японии для трудостройства престарелых и инвалидов, — рассказывает заместитель ДК „Смена“, координатор чемпионата Павел Яковлев. — Победителям соревнований в резюме ставят отметку, которая поможет им при дальнейшем трудоустройстве. Каждый может заявиться на любую компетенцию, независимо от своей группы инвалидности».

Абилимпикс — это не про соревнования, а про будущее

16-летняя Екатерина Жидкова учится в Аргаяшском аграрном техникуме, решила поучаствовать в компетенции «Швея». Внешне девушку ничто не ограничивает, общается она легко и непринужденно:
— Я учусь на швею, шила фартук с нагрудником и прошла отборочный тур в техникуме, здесь буду шить сумку. Немного страшновато, потому что участников в моем направлении много — аж 17 человек, хотя в других компетенциях, знаю, что есть по 3–4 человека.
— Какое у вас заболевание?
— Не могу сказать, я не знаю, что со мной не так.
Тут в диалог включается Катин педагог:
— У нас в техникуме инклюзивное образование, нет никакого разделения детей, поэтому мы с учениками не обсуждаем их ограничения по здоровью.

О безграничных возможностях для инвалидов на открытии чемпионата отметил и глава региона Алексей Текслер: «Мне не нравится, когда говорят „дети с ограниченными возможностями“, я считаю, что нужно сделать так, чтобы их возможности были безграничные. Такого рода профессиональная ориентация — очень правильная история, которой надо безусловно заниматься и поддерживать. „Абилимпикс“ — это не про соревнования, а про будущее, про путевку в жизнь».

Чемпионат проходит с 4 по 6 июня на восьми региональных площадках, в работе задействованы 190 экспертов и более ста участников. Добавим, что в Челябинской области на данный момент проживает 230 тысяч инвалидов, из них 14 тысяч — дети.

Ксения Шумина

Заместитель главного редактора

Сегодня глава региона выступил с обращением к Законодательному собранию Челябинской области. Алексей Текслер назвал не так много цифр и не отчитывался по показателям промышленности, но начал с того, что «мы все находимся не на том месте, которого заслуживаем». Что надо сделать для того, чтобы из этого места выбраться, он и рассказал собравшимся.

На обращение главы региона к Заксобранию традиционно приглашаются и главы районов, и представители бизнеса и финансово-промышленных групп, и руководители ключевых отраслей, и первые лица местных религиозных конфессий. В сегодняшнем списке приглашенных оказалось много блогеров, свежих лиц. Новые люди — новая известность — новые подходы. Все как надо — глава региона ведь тоже новый.

За полчаса до начала обращения коридоры Законодательного собрания Челябинской области уже полны людьми и камерами. Журналисты берут интервью, приглашенные объясняют, зачем пришли и что ожидают услышать. Ольгу Фаткулину, нашу знаменитую конькобежку, пишет то один, то другой телеканал. Она кажется слегка растерянной — впервые на таком мероприятии.

Знаменитая спортсменка Ольга Фаткулина в первый раз на таком мероприятии

— Я сегодня пришла познакомиться, послушать, что говорят. Если нужно будет — представить спортсменов, нам ведь очень нужны поддержка и внимание, — улыбаясь, говорит Ольга. — Мы тоже приносим свой вклад в копилку Челябинской области, ее имиджа. Есть целый ряд проблем, которые надо решать. Недофинансирование — важный вопрос. Но, думаю, его все-таки надо поднимать наедине, а не перед всеми. Поэтому мое сегодняшнее желание — посмотреть и понять всю эту кухню.

Главврач федерального сердечно-сосудистого центра Олег Лукин еще ни разу не встречался лично с Алексеем Текслером и не показывал главе региона внутренней «кухни» подшефного медицинского учреждения, но уверен: Текслер сам прекрасно осведомлен о ключевых проблемах южноуральского здравоохранения.

Олег Лукин надеется, что в обращении Алексей Текслер уделит достаточно внимания здравоохранению

— У Алексея Леонидовича было время, чтобы вникнуть во все вопросы, — говорит Лукин. — Сегодня нам бы хотелось услышать, куда мы будем двигаться дальше. Стоят большие задачи по здравоохранению, и двигаться надо с другой скоростью. Надо принимать решения, чтобы выполнить задачи на ближайшие шесть лет. Многие проблемы здравоохранения сегодня возложены на регионы, в том числе правительство и лично губернатора, они не зависят от федерального Минздрава.

Олег Лукин должен быть доволен обращением — как только зал наполнился и главе региона предоставили слово, Алексей Текслер почти сразу начал со здравоохранения. Почти — потому что этому предшествовал хороший эмоциональный заход.

Алексей Текслер начал обращение не с отчета по показателям

— Мы все находимся не на том месте, которого заслуживаем, — слегка по-черномырдински начал Алексей Текслер обращение к Заксобранию. — Наши возможности гораздо больше. Уверен: в центре нашего внимания должен быть человек. Повышение уровня жизни, ее качество, развитая городская среда, инфраструктура. Каждый житель Челябинской области должен в полной мере почувствовать позитивные изменения от нашей работы. Не люди для экономики — а экономика для людей. Для того, чтобы добиться этого, нам надо реализовать колоссальный потенциал, которым обладает Челябинская область. И здесь не надо изобретать велосипед. На нацпроекты выделены значительные средства, надо вписаться в них и определить региональные векторы развития.

Далее Алексей Текслер перечислил эти самые векторы. И, как уже говорилось, начал со здравоохранения. Первое и очень важное: никаких бездумных оптимизаций больниц и поликлиник в Челябинске и области больше не будет.

— Проанализируем уже проведенные сокращения. Если будет необходимо, откорректируем. Далее обеспечим жесткую дисциплину строительства новых объектов. Приведу пример. В 2018 году планировалось за счет областного бюджета построить 30 фельдшерско-акушерских пунктов. В реальности появилось два — в Еткульском и Кизильском районах. Такой подход недопустим. Чтобы приблизить медицинскую помощь к селянам и обеспечить охват ею, до конца года будут введены 24 ФАПа. До 2024 года построим еще 100, — сказал глава региона.

Также в Челябинске и области больше не будет никаких мусорных коллапсов, пообещал руководитель Южного Урала. Он также напомнил, что на рекультивацию закрытой городской свалки Челябинск получит до 2021 года три миллиарда рублей из федерального бюджета. Помимо этого будут ликвидированы свалки в Магнитогорске, Озерске, Троицке, Златоусте, Верхнем Уфалее, Карталинском и Аргаяшском районах.

Кроме того, Алексей Текслер предложил в ближайшее время принять региональный закон «О раздельном сборе отходов». И что-то подсказывает, что Заксобрание его примет...

Заксобранию Челябинской области предложено разработать и принять закон о раздельном сборе мусора

Еще один крайне важный (особенно перед выборами) пункт: решение экологических проблем.

— В ближайшие пять лет мы снизим выбросы вредных веществ из действующих источников в Челябинске и Магнитогорске более чем на 20%. Напомню, эти города вошли в 204-й указ Президента и Нацпроект по экологии. Компании взяли на себя соответствующие обязательства. В июне подпишем соглашения. Сразу начнется их реализация. К примеру, в Челябинске мы снизим объем выбросов на 38%! — пообещал Алексей Текслер собравшимся и всем южноуральцам. — Новые производства будут работать только с соблюдением экологических требований. Либо мы заставим соблюдать эти нормы, либо такие предприятия работать не будут

И сразу же забросил информационную мини-бомбу:

— Отмечу еще одну проблему индустриальных городов региона, о которой мало кто говорит. Это необходимость масштабной реновации промышленных зон. Они занимают значительную площадь городского пространства. Я предлагаю уже начать думать о возможности переноса некоторых предприятий, ведь значительная часть этих территорий используется крайне неэффективно, представляет собой «промышленный хлам» в виде ржавых ангаров, старых цехов с допотопным оборудованием, складов и стихийных свалок.

«Начать думать» — это, конечно, не «начать выносить предприятия за черту города», но что-то в этом направлении.

Глава региона в очередной раз заявил о необходимости начала переноса предприятий за черту города

Говорил Алексей Текслер и об экономике. И о том, что доходы жителей Челябинской области отстают от средних по стране, и о том, что будущие саммиты ШОС и БРИКС смогут привлечь инвестиции.

— Нужна реальная забота о малом бизнесе со стороны местных администраций. Мы будем поддерживать ее своей бюджетной политикой. Если увидим, что муниципалитеты реально взялись за эту задачу, мы готовы к полному зачислению налога по упрощенной системе налогообложения в муниципальные бюджеты, — пообещал Текслер преференции города и районам.

Было еще сказано о газе и транспорте, о земских учителях и высадке кустарников, о чистой воде и поддержке некоммерческих организаций. А закончил Алексей Текслер очень эмоционально и художественно, употребив сочную метафору.

— Нужно кардинально поменять отношение к Челябинску. Хватит относиться к нему, как к дойной корове, растаскивать город по интересам, делить его в ущерб развитию и нуждам жителей. Многие из нас в этом городе родились. Нам и нашим детям в этом городе жить.

Пожалуй, более доходчивого обращения к элитам Челябинской области и не придумаешь.

Среди слушателей — региональные уполномоченный по правам человека Маргарита Павлова и бизнес-омбудсмен Александр Гончаров

После завершения обращения зал опустел, приглашенные густой толпой вышли в коридоры и вновь начали давать комментарии журналистам. Судя по всему, все оценили и «не то место», и уж тем более дойную корову.

— Это мне очень понравилось! — с воодушевлением говорит пивовар и по совместительству народный блогер Илья Ройтенберг. — Сказано было верно — но посмотрим, как это все будет воплощаться в жизнь. Пока услышал одни плюсы. У нас город всегда дает большой кредит доверия главе региона. Снова дадим и будем ждать перемен.

Очень понравилось обращение Алексея Текслера бизнес-омбудсмену Челябинской области Александру Гончарову.

— Я такого жизнеутверждающего доклада давно не слышал, — уверяет уполномоченный по правам предпринимателей. — Но все сказанное потребует и финансирования, и аналитической работы. С малым и средним бизнесом в том числе. И тут нам надо выступать одной командой. Потому как бизнес без власти не сможет выстоять, а власть не сможет без нас.

Анна Козлова, руководитель Управления Федеральной антимонопольной службы, тоже вышла из зала очень оживленной.

— Появилась вера в будущее, — сказала она. — Может, наши дети не будут уезжать из города... Очень приятно, что в обращении прозвучали слова о поддержке бизнеса и поддержке конкуренции. О соблюдение экологических норм и правил. Если мы реализуем то, что было сказано, уровень жизни вырастет.

То, что сказал Алексей Текслер в конце своей речи — основной тезис его предвыборной деятельности, уверен политолог Александр Мельников.

— Выступление было по новой структуре: Алексей Текслер перевернул пирамиду приоритетов, — говорит эксперт. — Если подобного рода послания традиционно начинаются с цифр — что у нас с ВВП, а что с промышленностью, — то тут он начал с проблем здравоохранения, образования, спорта, культуры. С того, что максимально приближено к жизни, быту людей. И ударная концовка, выраженная эмоционально, и решительный призыв: хватит дербанить Челябинск. Думаю, что это значимое высказывание с далеко идущими последствиями. Думаю, что это станет лейтмотивом его работы на ближайшие месяцы. И я даже подозреваю, что за Челябинском можно поставить запятую — хватит дербанить и все остальное.

...Сразу после обращения на заседании Законодательного собрания Челябинской области официально объявили дату выборов губернатора. Они состоятся 8 сентября 2019 года. В Челябинской области стартовала избирательная кампания.