Интервью

Матвей Кондрашов

Директор, главный редактор

В выходные под Челябинском пройдет «Фестиваль народных напитков». Уже четвертый по счету, что позволяет называть его ежегодной традицией. Сколько ожидается участников, почему выбрана загородная площадка, как отсеивается сомнительный контингент? Об этом и многом другом мы поговорили с главным организатором, председателем Союза пивоваров Челябинской области Ильей Ройтенбергом.

— Грядущий фестиваль народных напитков — это для Челябинска уже не новость, а традиция; событие, о котором говорят. Вместе с тем, есть еще одна традиция у публики: однажды попробовав, на следующий год уже подходить с завышенными ожиданиями, чтобы было, как минимум, не хуже. Поэтому если редакция «Челябинского обзора» каждый год начинала с тобой беседу с вопроса «чем будете удивлять», то сейчас бы я перефразировал: как будете «марку держать»?

— Как говорили хиппи в 60-е: делай сам свою ткань. Я жду людей с хорошим настроением, мрачных лиц видеть вообще не хочу. А вот насколько мы сможем поднять настроение и задать фестивальную, скажем так, планочку — от нас от всех зависит: и от организаторов, и от посетителей.

— То есть ваша цель — расстараться и сделать-таки праздник, а не по принципу: мы вам тут оформим площадку, а вы это воспринимайте как хотите? Мол, не нравится, никто за уши не тянет.

— Да, конечно, для нас — это праздник. Наш фестиваль в какой-то степени приобрел семейственность. Мы собираем друзей. Город у нас небольшой, общаемся все друг с другом. Так или иначе, кто-то кого-то через соцсети знает, кто-то знакомый знакомого. Поэтому аудитория обширна, и я не случайно упомянул об обширных знакомствах. Все свои. Так что определенно это фестиваль не для пивоваров, а для всех. У нас не цирк, где ты садишься и смотришь представление. Здесь театральная площадка, где все собираемся и каждую минуту что-то происходит.

— Фестиваль растянется на два дня. Но если для населения — это праздник, то что говорить о людях, которые будут по обратную сторону? Тех, кто представляет производителей. Им же часами придется стоять, наливать, носить, переключать... какой уж тут праздник?

— Все участники — это мини-микро производства, сотрудников там работает крайне мало. Для них это действительно мощная работа, определенный стресс. Но при этом они ведь и не в торговой точке окажутся, где лишь наливают и продают. Помимо напитков, на фестивале будет масштабное сопровождение: 16 музыкальных коллективов, шоу-балет, конкурсы, общение с гостями. Думаю, что мы все же сможем создать и у них ощущение праздничной атмосферы.

Я был на разных фестивалях. Все проходят под какими-то определенными углами. Есть фестивали, которые направлены на сбор денег или только на продвижение определенных компаний. Бывают закрытые мероприятия исключительно для пивоваров, там собираются специалисты поговорить о своем. Мы — массовый фестиваль, наша площадка создана для жителей и гостей города. И в этой массовке, думаю, сложно будет остаться равнодушным.

Илья Ройтенберг: мы постараемся создать праздничную атмосферу для всех гостей и участников

— А сколько участников, кстати?

— Желающих поучаствовать в нашем фестивале гораздо больше, чем мы можем принять. Так как площадка ограничена, мы сможем принять около 30 пивоварен. Но мы говорим не про фестиваль пива, а про фестиваль народных напитков, поэтому свои стенды выставят и компании, которые занимаются квасом, водой, морсами. И речь идет не только о региональных производителях. Приедут ребята из Курска, Тюмени, Санкт-Петербурга, медовары с разных городов.

— В Челябинске, по моим данным, сегодня работает 21 частная пивоварня. И искушенные горожане, за годы напробовавшись, могут и начать привередничать.

— Надо понимать, что микро- и мини-пивовары — люди творческие. Как можно бояться художнику выставить свою картину? У нас так же. И фестиваль — прекрасный такой вызов, когда все находятся в тонусе. Все должны понимать, что только качество сможет сработать на тебя. У нас же от любви до ненависти один шаг — если ты где-то окарал, то потребитель сразу же отвернется и уйдет к другому производителю. Это здорово, соревновательный момент.

Мы между собой все прекрасно друг с другом общаемся, можем сидеть за одним столом. Очень редко, когда кто-то видит в другом конкурента и даже врага. Это смешно. На рынке мы и занимаем мизерную долю, если говорить по стране — это 2–2,5 процента.

Одна из задач фестиваля — воспитать вкус у людей, дать возможность попробовать то, что делают мелкие ребята, для которых закрыты полки крупных супермаркетов. В этом видится здоровая конкуренция. Любой производитель на таком фестивале рискует своей репутацией. Вы же понимаете: идет толпа, тут пробуют, тут пробуют, и если не нравится, то начинают выговаривать. Я думаю, что на площадку могут встать только те, кто уверен в собственном качестве — насколько это правда, покажет фестиваль.

Матвей Кондрашов: почему фестиваль проводится за городом?

— Было время, вы проводили фестиваль в Челябинске, на площадке отеля Рэдиссон. Центр города, всем удобно добраться. Почему перебрались на Курочкино?

— Много веранд закрытых, есть где укрыться от дождя. У Рэдиссона мы проводили второй фестиваль и вставали под чистым небом с совершенно смешными палатками, собирали со всего мира стулья и столы. Некоторые блогеры начали задаваться вопросами, например, почему стол зеленый, а стул белый? Поэтому здесь наш энтузиазм сопровождается большей организацией и мы застрахованы от любой непогоды и природных катаклизмов.

— В грядущем событии больше порядка и организации, или вы — задорные энтузиасты, которым да просто по кайфу?

— Конечно, по кайфу! Нам здорово встретиться с производителями напитков, их любителями, ценителями. Мы не первый год проводим фестиваль, и атмосфера всегда добрая. Мне нравится дух фестиваля — наша система распространения пригласительных билетов приводит к нам очень хорошую качественную публику.

— Пригласительные выдаются бесплатно в разных точках города. Как вы отсортируете публику, если человек может совершенно беспрепятственно взять билет, а то и 10 на знакомых, а знакомые эти могут оказаться уже не вполне приятным контингентом.

— Если человек непонятного вида или с непонятным настроением появится на фестивале с пригласительным — билет не защитит от того, что мы этого неадеквата выведем оттуда.

— Зачем тогда пригласительные, если на фестивале все равно дежурит охрана, которая выведет бунтарей?

— Никогда охрана не справится, если к нам придет весь Ленинский район, Копейск, Сухомесово, уже нагретые самогоном. Не хочу никого обидеть, но этот контингент для меня непонятный. Если он разом придет на фестиваль, он для нас окажется последним.

Пригласительные — это определенный сертификат доверия. Участники стараются не раздавать их пачками. Что важно — мы ведь не гонимся за количеством приглашенных, нам достаточно небольшой хорошей компании.

— 9 тысяч пригласительных — это небольшая компания?!!

— Да мне от такого количества самому становится страшно. Я надеюсь, что не все придут. Пригласительный бесплатный, поэтому, может, кто-то забудет.

— А если все же придут?

— Мы сделаем все, чтобы фестиваль удался. По опыту прошлых лет я примерно понимаю, что за два дня нас должны посетить порядка 5–6 тысяч человек. И отсутствие громких конфликтов на прошедших фестивалях позволяет мне прогнозировать, что придет публика, которая умеет себя вести. Даже если кто-то надегустируется с избытком, то человек совершенно спокойно может уехать с базы или остаться, поселиться там есть где.

Илья Ройтенберг: пригласительные позволят отсеять неадекватную публику еще на входе

— Два дня будут различаться по духу?

— Первый день — самый активный. Это пятница, люди голодные. Они вырываются из офиса на природу. Поэтому вечером мы ожидаем наплыв посетителей, мощную тусню. Но после 23 часов мы будем переводить фестиваль в режим спокойствия. К столам выйдет дуэт «гитара со скрипкой», будут потихоньку исполнять акустическую музыку. Мы даже назвали это дело — тихие игры. Этакие «Спокойной ночи малыши».

Второй день уже более растянут по времени, поэтому такой концентрации мы уже не ожидаем. С 12 часов на сцену будут выходить различные музыкальные коллективы. В других точках будут свои шоу-программы. Найдется каждому по интересам.

— «Фестиваль народных напитков» — это если еще не один из брендов Южного Урала, то знаковое мероприятие точно. Не каждое событие будут поддерживать областные власти.

— Я очень благодарен региональному Министерству сельского хозяйства. За поддержку, за их доверие, что это не превратится в какую-то пьянку. Они же рискуют бесконечно! Мы знаем, как заканчивались «Торнадо» и иные фестивали. Это большой риск для тех людей, чиновников. Будем стараться оправдывать доверие.

— Праздник праздником, но за ним наступают суровые будни. Поговорим о том, как живется твоей отрасли?

— Сейчас плюс 30 на улице, и живется нам прекрасно (смеется). А вообще на наш малый бизнес оказывается сильное давление — пытаются ввести реестр, который заменяет лицензирование. Наш продукт не является опасным для жизни, это признано Минздравом. Поэтому наш товар не подпадает под лицензирование, но сейчас зачем-то придумывают и прописывают реестр, который является его полным аналогом.

Мной были написаны письма председателю Правительства РФ Дмитрию Медведеву и министру экономического развития России. Прислали ответ — замечания будут учтены на слушаниях.

Пока все эти законодательные вещи происходят, мы находимся в подвешенном состоянии. Из-за новых правил, которые нам пытаются навязать, крафтовые производители могут в России попросту исчезнуть. Это было уже в разных странах мира, потом делали послабление. Но мы зачем-то наступаем на те же грабли.

Наша отрасль платит очень хорошие налоги, и мы нужны обществу. Я не знаю, для чего идет расшатывание. Союз пивоваров Южного Урала и берет на себя крохотную функцию говорить — остановитесь, вы можете потерять целую отрасль. Выживут только крупные компании, которые принадлежат в основном иностранцам.

Илья Ройтенберг: Законодательные инициативы могут угробить мелких производителей напитков

— Ты говорил о том, что количество тех, кто заявлялся, значительно больше, чем тех, кто в итоге встанет на площадку. В связи с этим вопрос: а не перерос ли фестиваль Челябинск вообще?

— У меня нет пока такой площадки, на которой я мог бы пригласить всех производителей. Когда обратился к челябинскому сообществу, мне предложили более 30 мест. Но там где-то что-то чего-то не хватает: где мало домиков для расселения, где скудное электричество. Потом, мы же постоянно молимся, чтобы у нас была хорошая солнечная погода.

Развитие фестиваля необходимо. Если мы в этот раз успешно его проведем, очень надеюсь, что найдутся компании, которые захотят в какой-то мере помочь нам в развитии.

— Что ты подразумеваешь под развитием?

— Я не хочу, чтобы мы выглядели, как колхоз «Красный лапоть». На сегодняшний день каждый сам оформляет свою точку, каждый сам ее каким-то образом брендирует. На одного участника дается 2 метра 20 сантиметров и лавка — 190 см. В этом пространстве мы должны о себе заявить, это не очень удобно. Мы бы хотели вставать более широко и выглядеть презентабельно для города. Хочется встать по-фестивальному, может, по образцу каких-то там крупных западных фестивалей. Для этого требуется не так много, мы же сами можем все сделать. Нам нужна просто площадка и много электричества.

— При этом Октоберфестом быть не хочется.

— Ни в коем случае, в пьянку точно превращаться не будем, и это фишка нашего фестиваля. Благодаря этому событию Челябинск стали воспринимать как город, в котором живут прекрасные люди. Поэтому втайне, конечно, хочется уже соскочить с этого фестиваля, так как большая ответственность. Но сделать этого мне уже, скорее всего, никто не даст (смеется).

Редакция «Челябинского обзора» предупреждает: чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью.

Мнение

Интервью

Популярное