Исторический музей

Алиса Сынбулатова

Корреспондент

В августе по всей России вспоминают события 28-летней давности, когда члены Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) совершили попытку переворота в стране. Путч затронул и Челябинск — чтобы показать, как горожане пережили эти несколько напряженных дней, открылась фотовыставка в Историческом музее.

Люди на танках, с флагами и мегафонами, они стоят парами и поодиночке, улыбаются и задумчиво грустят — и смотрят на тебя с черно-белых снимков и ярких кадров. Около 70 работ от полутора десятков фотографов разместились в музейно-выставочном центре Исторического музея Челябинска.

На кадрах — события от Москвы до Владивостока

Здесь не только снимки — организаторы постарались воссоздать типичный советский быт, скромную квартиру 90-х. Тут и бабушкин пестрый ковер, и дисковый телефон, и маленький телеэкран. Изображения не видно, зато слышно узнаваемую с первых нот музыку из «Лебединого озера» — сказочная история о любви и судьбе стала в советской эпохе символом политических потрясений.

В августе 1991 года путчисты отстранили от власти президента страны Советов Михаила Горбачева и, учредив ГКЧП, ввели в Москву войска. В противовес им сотни тысяч людей вышли на площади, участвуя в митингах... События тех нескольких дней сохранились на тысячах фотографий. Выбрав самые эмоциональные из них, екатеринбургский Ельцин Центр организовал передвижную выставку «Август 91-го. Люди на площади». Она открылась в 2016 году — это был первый выставочный проект молодой команды музея Ельцина. Выставка после этого стала передвижной, побывала в Перми, Красноярске. И теперь дошла до Челябинска, где будет работать до 31 августа.

Знакомый каждому советскому человеку интерьер

«Основная идея — события августа 91-го не замыкались Садовым кольцом. На многих площадях страны люди вышли на митинги, чтобы выразить свое отношении к попытке государственного переворота, — рассказывает руководитель Архива Президентского центра имени Ельцина Дмитрий Пушмин. — Мы собирали эти работы порядка 3,5 месяцев, основная проблема была заключить лицензионные договоры с авторами. Основные критерии отбора работ: экспрессивность; географическое разнообразие — мы старались охватить как можно большее количество городов; ну, и отражение основных хронологических моментов. Мы стараемся вспоминать об этих событиях каждый август, и, думаю, к грядущему юбилею (2021 год — прим. редакции) мы основательно подготовимся».

Снимки сопровождаются авторскими комментариями, а также записями участников событий. «Генералы не дали солдатикам даже сухого пайка — никто не подумал о том, что они будут есть. Их кормили горожане. Приносили из дома термосы, бутерброды.... В тысячный раз бедным пацанам задавали один и тот же вопрос: неужели вы будете в нас стрелять? Думаю, уже к концу первого дня большинство солдат и офицеров понимали, что за гэкачепистами никого и ничего нет, что их реально, кроме собственных жен, никто не поддерживает» — из записи очевидца Валерия Авдерина.

На выставке — порядка 70 снимков

Главная цель выставки, отмечают организаторы — показать, что отпор путчу дали сотни тысяч россиян во всей стране. Москва, Ленинград, Новгород, Пермь, Свердловск, Чита, Владивосток, и, конечно, Челябинск. События на главной площади южноуральской столицы запечатлел известный фотограф Борис Каулин.

«Я помню, что это был самый обычный день. Когда приехал на работу, понял, что надо ехать на площадь. Просто снимал то, что происходит — ораторов, участников митинга, Особенно запомнилась вот эта парочка:

Пара молодых людей по центру на правом нижнем снимке

Она [парочка] стояла очень долго. Я там снимал несколько часов, а они не уходили и все стояли, стояли, стояли... Сначала не было понятно, на чьей стороне Челябинск. И что будет дальше, кто будет дальше — Ельцин или ГКЧП. Но, судя по настроению, которое были в толпе, никто не хотел оставаться в прошлом — все хотели идти вперед, все были за перемены, за реформы. Никакой паники не было, транспорт работал в обычном режиме. И для меня это был обычный рабочий день. После этого я даже поехал еще на какую-то съемку», — улыбается Борис Каулин. Но для фотографов те события запомнятся не только политическими потрясениями — это было еще и время технической революции в профессии.

«Это было потрясающее время — время перемен. Я любил фотографии с детства, мне страшно нравился запах пленки. Это была сложнейшая профессия — химия, проявители, закрепители, пленки, фотобумаги, увеличители, глянцеватели... Вы не представляете, какой это был сложный технологический процесс. Я на работу приходил первый, чтобы приготовить свежую химию, а уходил последний. Все уже ушли, а тебя по телефону подгоняют: „Скорее, скорее, быстрее — Да она еще мокрая! — Мокрую неси!“. И вдруг мне редактор привозит из Москвы цифровой фотоаппарат. Я взял с недоверием, показал коллегам, они сказали: „Фууу, что за фитюлька пластмассовая, выбрось. Разве можно ею делать хорошие снимки?“. И все же, когда появилась цифра — профессия поменялась. Теперь я приехал со съемки, отдал файлы — и свободен, плюс появилась возможность снимать очень много», — добавляет фотограф.

Дмитрий Пушмин и Борис Каулин

На выставке представлена лишь малая часть его работ. «Они были сделаны 21 августа 1991 года, в тот день, когда многие люди вышли на площадь Революции, праздновать победу новой, демократической России, — отмечает научный сотрудник отдела специальных проектов челябинского музея Валентина Какуркина. — Эта экспозиция — наше обоюдное сотрудничество. Наши коллеги посетили Ельцин Центр, и затем поступило предложение организовать выставку на площадке МВЦ. Это универсальная площадка, где мы создали реконструкцию типичной советской квартиры. Благодаря этим приемам зритель погружается в атмосферу той эпохи. Думаю, что тема невероятно актуальная — это напоминание, предупреждение о том, что может произойти».

На экспозиции также разместили и хронологию событий — для тех, кто еще был слишком мал или даже не родился, и для тех, кто хочет вспомнить то, что, в принципе, забывать нельзя. Выставка будет работать в Музейно-выставочном центре Исторического музея до 31 августа.

Мнение

Интервью

Популярное