Минздрав

Ксения Шумина

Заместитель главного редактора

Неизлечимо больные люди имеют полное право на то, чтобы жить достойно и без боли. Паллиативное отделение — это не про смерть, а про то, как сделать жизнь более качественной, а уходя — оставить родным и близким лучшие воспоминания. Именно на это трудится весь персонал отделения при ГКБ № 5 в Челябинске.

— Валера, куда вы? Опять курите? Смотрите, вот к нам тут корреспонденты пришли, — заведующая паллиативным отделением при ГКБ № 5 Кира Маляр отвлекается от нас с фотографом и немного журит пожилого мужчину в клетчатой пижаме, который отважно пытается мимо нее улизнуть на улицу. — И вы опять ходили к женщинам?

— Ходил! Мы рисовали, — Валерий подмигивает нам и исчезает за дверью.

— Знаете, люди у нас никогда не меняются. Как жили, так и живут, — качает головой Кира Владимировна. — Курят, кто-то просит выпить. Мы не запрещаем. Потому что бесполезно. Наша задача — не вылечить, а поддержать качество жизни, устранить тягостные симптомы болезни.

Заведующая паллиативным отделением при ГКБ № 5 Кира Маляр

Паллиативное отделение — это, вопреки стереотипам, не хоспис. Сюда не берут так называемых терминальных, агональных пациентов, в прогнозе у которых — скорая, до пяти суток, летальность (мы оперируем медицинскими терминами, потому что так проще и не так страшно). Здесь помогают поддерживать качество жизни при тяжелых, неизлечимых заболеваниях — раке, нарушениях мозгового кровообращения, тяжелых стадиях сахарного диабета и так далее. Обезболить, обеспечить лечебное питание, снять тошноту и рвоту, создать необходимые гигиенические условия — этим занимаются врачи и средний медицинский персонал паллиативного отделения.

30% пациентов паллиативного отделения — это онкобольные. Другая категория — пациенты с соматической патологией в тяжелой стадии, когда радикальное лечение уже невозможно. В переводе с медицинского языка на общечеловеческий: когда есть такое поражение внутренних органов, которое не позволяет думать, что пациент долго и качественно проживет.

— 30–45% процентов наших пациентов умирают у нас в отделении, — спокойно говорит Кира Маляр. — И это нормальная статистика. Она такая по всему миру. Но кому-то мы можем помочь так, что они «выровняются» и еще поживут. Есть пациенты, которым очень сложно помочь, но надо дать обезболивающее; сделать так, чтобы они не голодали.

В помещениях бывшего роддома, где располагается паллиативное отделение, — свежий ремонт

Нас с фотографом ведут в отделение для тяжелых больных. Здесь просторно, чисто и светло. На белых простынях лежат люди, которым, вероятно, осталось недолго. Например, еще молодая мать семерых детей, у которой терминальная стадия рака и которая весит меньше 40 кг. Мы не будем показывать эти фото вам, уважаемые читатели. Скажем лишь, что жить и быть более-менее здоровым человеком — это очень и очень замечательно.

— Вы открылись в июне. Каковы перспективы расширения отделения, ведь очевидно, что Челябинск, как любой миллионный город, остро нуждается в таком виде медицинской помощи? — спрашиваем мы Киру Маляр.

— Сейчас наше отделение рассчитано на загрузку в 46 коек, а в данный момент у нас даже получилось принять 50 человек. Есть второй этаж (отделение располагается в здании бывшего роддома ГКБ № 5 — прим. редакции), который мы планируем отремонтировать. Будет палата респираторной поддержки. Есть такое понятие — госзадание: мы должны по нему пациента в среднем оздоровить за 30 койко-дней. Но так как у нас крайне тяжелые пациенты, то кто-то нуждается в стационарном лечении и 60, и 70 дней.

Некоторые пациенты нуждаются в постоянной вентиляции легких

Мы спрашиваем, можно ли поговорить с пациентами, которые в более-менее нормальном состоянии. Нас проводят в палату, где лежит Ольга Страшинская, круглосуточно подключенная к кислородному концентратору. Женщина читает книгу и порой посматривает за окно, где льется-сыплется крупный мокрый снег. Она попала в это отделение уже второй раз и надеется, что при повторном ухудшении окажется здесь снова.

— Дома я быстро слабею, а здесь мне по-настоящему помогают, — негромко говорит Ольга Леонидовна. — Не скажу, что мне стало намного лучше, но по крайней мере состояние стабилизировалось. Уход великолепный. На днях моей соседке стало плохо, я посмотрела, как работают медики и санитары — знаете, это ведь титанический труд... Кормят неплохо. Условия хорошие. И отвечают доброжелательно на любую просьбу, профессионально.

Ольга Страшинская, пациентка паллиативного отделения

В коридоре пожилой грузный мужчина и молодой человек что-то рисуют за низким столиком. В палатах на полочках стоят поделки, мягкие игрушки. Тяжелобольные люди занимаются творчеством. В этом им помогает один из самых нужных и важных здесь (если, конечно, можно так выразиться в данном контексте, «отодвинув» важность других сотрудников) специалистов — медицинский психолог Татьяна Черкасова. Ее задача — помочь и больным, и их родственникам, и самому персоналу, который порой нещадно выгорает.

— Иногда больные просто просят меня побыть рядом. Если им становится хуже, тяжелее, — рассказывает Татьяна. — Родственники часто обращаются с проблемой: утрата еще не случилась, человек еще жив, но они уже предчувствуют расставание, уход. Мы беседуем долго, иногда вместе плачем. Отпускаем...

Паллиативному отделению оказывает поддержку благотворительный фонд «Пеликан», объединяя неравнодушных, милосердных людей; всегда откликается духовенство; даже агентство праздников и развлечений помогает. Очень радует сотрудничество отделения с Центром волонтерства и добровольчества ЮУГМУ: студенты получают опыт, а отделение — неоценимую помощь. Так проще — вместе делать благое нужное дело.

Вообще, надо сказать, что в отделении царит домашняя атмосфера, везде покой и позитив. Начинаешь понимать — культура переживания горя, достойного, философского прощания с родными людьми развивается, пусть и медленно. А ведь это в том числе — индикатор развития общества.

Палата для тяжелых пациентов в паллиативном отделении

— Такой запрос у населения есть, — говорит психолог Татьяна Черкасова. — И его все больше. В основном за подобной психологической помощью обращаются люди среднего возраста и достатка.

Очень важный нюанс: в паллиативное отделение нельзя попасть просто так, с улицы. Это не «скорая помощь». Хотя периодические такие попытки бывают.

— Заходят родственники и говорят: мы вам его, больного, привезли, вот и забирайте. Но это невозможно! — эмоционально говорит Кира Маляр. — У нас всегда полная загрузка и такого пациента мы точно не примем. К нам поступают по-другому. Механизм следующий. В каждой медорганизации, будь то больница или поликлиника, есть кабинет паллиативной помощи. Врач этого кабинета сообщает нам, что у него есть такой пациент, указывает диагноз, возраст и экстренность госпитализации. Некоторые пациенты могут еще месяц подождать, а некоторые уже нет, так как неделю, например, не принимают пищу. Далее: у нас в отделении есть комиссия под председательством начмеда. И комиссия принимает решения о том, каких больных мы в этом месяце госпитализируем. Комиссии обычно проводятся в первую и третью среду месяца, после них сообщается во все медорганизации, каких пациентов мы забираем к себе, и оговаривается срок прибытия каждого.

Пациенты занимаются творчеством, учатся принимать новое качество своей жизни

Итак, инструкция такова (очень надеемся, однако, что она не пригодится ни вам, ни вашим близким): либо тяжелого пациента переводят в паллиативное отделение из больничной палаты, либо, если он находится дома, можно обратиться в кабинет паллиативной помощи в поликлинике и оставить запрос на перевод.

Пациенты, которых удалось «выровнять», иногда возвращаются из паллиативного отделения домой, иногда — обратно в больницу на интенсивную терапию.

Кроме того, специалисты паллиативного отделения занимаются вопросами преемственности по переводу в социальные учреждения. Есть люди, которые одиноки или не нужны родственникам. В таком случае все согласования с министерством социальных отношений паллиативное отделение берет на себя, это длительный процесс, который обычно занимает более двух месяцев.

В отделении работают врачи-реаниматологи, терапевты, онкологи, набран штат среднего медицинского персонала высокой квалификации. Заработные платы — чуть выше, чем в других отделениях, так как работать в такой обстановке сможет далеко не каждый человек.

Зарплата работников паллиативной службы — чуть выше рынка, но отрабатывают эти деньги они сполна

В Челябинске есть хоспис на 14 коек при ГКБ № 8, а также существует паллиативное отделение на 10 коек при областном онкодиспансере. Кроме того, подобные отделения есть и в других городах Челябинской области. По данным, предоставленным Министерством здравоохранения региона, в общей сложности система паллиативной медицинской помощи представлена 213 койками в стационарах в семи муниципальных образованиях, в том числе 25 койками для оказания помощи детскому населению в Челябинске и Магнитогорске. В структуре Челябинской областной детской больницы, горбольницы № 9 Челябинска и горбольницы № 4 города Миасса работают выездные патронажные службы паллиативной медицинской помощи для детей. К сожалению, порой и самые маленькие пациенты нуждаются именно в такой поддержке...

В планах на будущее — создание новых выездных патронажных служб паллиативной медицинской помощи взрослым в Златоусте, Миассе, Магнитогорске и Челябинске.

«Оказание паллиативной помощи — это определенный уровень развития населения. Наше отношение к данной категории пациентов характеризует то, как мы себя позиционируем в обществе. Развитие этого направления полностью соответствует концепции развития здравоохранения и посланию президента. Благодаря помощи городской администрации и правительства Челябинской области, мы видим отличный результат и будем в дальнейшем его курировать и тиражировать опыт на регион», — комментирует министр здравоохранения Челябинской области Сергей Приколотин.

Конечно, паллиативная помощь — это не только про медицину, но и про службу социальной поддержки. Возможно, даже в большей степени. «Важнейшая цель работы всего социального блока — увеличить продолжительность жизни южноуральцев, к 2020 году она должна вырасти до 74 лет», — подчеркнул губернатор Челябинской области Борис Дубровский на недавнем заседании Правительства региона. Чем длиннее жизнь отдельного человека, чем выше средняя продолжительность жизни населения, тем больше нагрузки будет на паллиативную службу.

Отделение создавалось общими усилиями управления здравоохранения администрации Челябинска, минздрава региона, ГКБ № 5, благотворителей.

Министерство здравоохранения Челябинской области приобрело функциональные кровати, концентраторы, каталки, кресла-каталки, оборудование для ухода за пациентами, холодильники, мониторы, медицинские аспираторы на сумму более 3 млн рублей. Администрация Челябинска направила из городского бюджета более 13 миллионов рублей на ремонт и приобретение стульев, столов, кресел, диванов, телевизоров, ходунков, кресел-туалетов. Из собственных доходов городская больница № 5 отремонтировала систему отопления на 860 000 рублей. Благотворительный фонд «Пеликан» помогает отделению в организации мероприятий, праздников.

Мнение

Интервью

Популярное