Наталья Котова

Мария Шумакова

Знаете ли вы, что не только отличает каждого человека, но и может говорить о его сущности? Голос? Отпечатки пальцев? Нет! Почерк. Каждый из нас, приходя в школу, учился выводить палочки, крючочки, но в каждой тетради они получались неповторимыми. Почему, и о чем это может свидетельствовать в отношении автора?

Любите ли вы рассматривать ровные строчки чужих записей, а, может быть, часто любуетесь чьим-то росчерком? Значит, в вас проснулся графолог.

В челябинке Ларисе Исаковой тоже пять лет назад проснулся графолог, хоть по основному образованию она юрист. Но на работе ей часто приходилось сталкиваться с подписями разных людей. Это занятие ее так увлекло, что она решила переквалифицироваться в графолога. Их в России еще не так много, а в Челябинске и вовсе единицы. Это в Японии сейчас культ каллиграфии. Каждый уважающий себя человек этой страны пишет от руки хотя бы полчаса в день. Это занятие тренирует потайные отделы мозга, развивает особые мышцы рук, не дает угаснуть памяти, успокаивает и продлевает жизнь. Возможно, скоро эта мода придет и в Россию, а пока Лариса с большим рвением анализирует почерки людей, которые ей наиболее интересны..

С линейкой и лупой

Вооружившись лупой и маленькой линейкой, она рассматривает нажим, измеряет наклон и расстояния между буквами. Анализ почерка — далеко не минутное дело. Чтобы прочитать завуалированное послание, требуется уйма времени. По почерку мастер может определить психологический настрой, отношение к людям, склонность к профессиям. Для точности результата важно и то, чтобы анализ проводился на оригинале.

Первыми подопытными начинающего почерковеда стали муж, сын и родственники.

Рабочие инструменты графолога — лупа и линейка

«Как каждый неравнодушный родитель, я водила своего сына в разные кружки и секции. Но с каждым годом наталкивалась на все большее сопротивление. Я, конечно, думала, что он специально упрямится, пока не посмотрела его почерк. Он у меня оказался перфекционист. То есть человек с повышенным требованием к себе и окружающим. В коллективе ему бывает непросто. По другому через почерк я увидела и свою свекровь. Теперь и с ней удалось нормализовать отношения», — рассказывает Лариса Исакова.

Почерковедение завело женщину даже в архив. Там ее интересовали не фото и не печатные протоколы партийный собраний, а письма, написанные от руки. Графолог сравнила почерки челябинцев в советское и современное время и пришла к интересным выводам.

«В 40–50-е годы наши бабушки и дедушки имели характерную особенность почерка — твердый нажим и характерную строгость и выраженную активность, что было вполне очевидно. В почерках того времени мало проявлений индивидуальных черт. Из-под трудовых рук, которые работали, веря в светлое будущее, выходили и соответствующие буквы. Для себя я их назвала стахановскими», — делится увиденным Лариса Исакова.

Почерки современных челябинцев графолог характеризует пассивными и поясняет это так:

«Буквы у современных горожан разные. Изгибы, наклон и нажим очень индивидуальны. Но в общей массе они пассивны. Горожане не хотят больших перемен и во многих вопросах занимают позицию наблюдателей. Возможно, такие метаморфозы почерков произошли потому, что в современных реалиях стало меньше физического труда. Не нужно носить воду, топить печь. Для себя я охарактеризовала это явление так: ожидание, когда вода под лежачий камень потечет», — говорит Лариса Исакова.

Собянин, Юревич и серийный убийца

За пять лет работы у челябинского графолога появилась своя коллекция почерков, в которой уже есть образцы многих известных людей. Изучив почерк мэра Москвы Собянина, графолог охарактеризовала его, как не очень дипломатичного человека, который не готов прислушиваться к другому мнению, кроме своего.

Разобрала почерковед и почерк Михаила Юревича. Судя по ее словам, он склонен преувеличивать свою статусность, решительность, вдумчивость.

«Его подпись транслирует некоторую основательность, уважение к семье. Но имеет одну особенность — психологическую незрелость. В душе Михаил Юревич, видимо, остался подростком, хоть и высокоинтеллектуальным и искренним», — утверждает эксперт.

Лариса нашла в Сети почерк серийного убийцы Теда Бадли, который лишил жизни более 30 девушек в Америке. Отрицательные черты характера ярко прослеживаются и там. Графолог увидела в его почерке неправильный эмоциональный фон, отклонения в психическом здоровье, во вкусах, интересах, от традиционного, социального к оригинальному. Обладатель такого почерка может быть агрессивным, мстительным, эгоистичным, нечестным.

Даже Владимир Путин (не сам он, конечно, а стиль писания) ежегодно подвергается анализу графолога. По словам Ларисы Исаковой, в последние годы почерк транслирует внутреннюю напряженность и даже некоторую нервозность его хозяина. Видимо, сказываются непростая международная обстановка и вечные внутриэкономические проблемы.

Воспользовавшись случаем, корреспондент «Челябинского обзора» предложил графологу проанализировать почерки известных челябинских персон. Лариса Исакова согласилась, хоть и предупредила, что почерк очень много говорит о человеке, даже то, что он хотел бы скрыть.

Главная проблема состояла в том, что для более точного анализа требовалось найти не только подпись на документе, но и рукописный текст. Поверьте, таких экземпляров немного. На официальных сайтах можно найти максимум подпись, а соцсети — это не про рукопись в принципе.

В итоге почерковед разложила по полочкам депутата Владимира Бурматова. Спасибо Наталье Котовой и Ирине Гехт, что оставили свои пожелания на стене новой школы. Графолог изучил и их. Нашли мы и подпись Алексея Текслера. Оговоримся сразу, объекты анализа распределялись не по степени значимости, регалий, алфавиту и так далее, а просто так сложилось по порядку. Результаты перед вами.

Образец почерка депутата Государственной Думы Владимира Бурматова

«Очень мелкий текст с необычными гипертрофированными шарами в нижней зоне. В контексте, то есть логически можно понять то, что написано. Вот слово „друзья“. Если бы слово было написано отдельно, не в этом тексте, то мы бы и не „расшифровали“ его. По тексту он начинает слова более понятно и членораздельно, но потом переходит в едва различимые буквы — „нити“. Человек не сильно обеспокоен тем, что его поймут. Но в то же время в почерке много остановок, излишних элементов, почерк не несется галопом, чтобы сказать — все это такое нечитабельное из-за его скорости, быстроты ума. Здесь все же есть элемент скрытности. При всем при том, Бурматов — достаточно умный человек, в его голове очень много мыслей, комбинаций, которые сложно понять нам. Он быстро старается уловить ситуацию и сделать ее под себя, так что можно говорить о некой манипулятивности. Но, одновременно с этим, имея такие преувеличения в подсознательной области, материальном мире, он очень амбициозен, очень материалистичен. А подпись нам подсказывает, что еще и тщеславный», — выносит свой вердикт эксперт.

Почерк Натальи Котовой

«Видно, что нет элементов придуманных, раздутых, или, наоборот, каких-то зажатых. Размер умеренный, подпись имеет буквенные символы. Если не привлекать к описанию графологическую терминологию, то можно сразу сделать следующий вывод.

Подпись г-жи Котовой транслирует человека контактного, дружелюбного, чувствительного. При этом подпись показывает деловитость, определенную уверенность. Мы видим баланс с указанием имени и фамилии. Слышит другого человека, есть компромиссность, исполнительная, идет на уступки, и в то же время показывает некоторую импульсивность», — судит графолог.

Подпись Алексея Текслера

К сожалению, писем, написанных рукой Алексея Леонидовича, мы не нашли. Так что сравнить схожесть подписи и почерка не представляется возможным. Ограничиваемся подписью.

«В ней мы видим такую раздутую первую букву имени „А“, потом переходящую в стилизованную, но меньшую по размеру и не такую значимую в подписи „Т“. Подпись транслирует защитные механизмы, высокую самооценку, значимое „Я“. Много амбиций, но есть и привязанность к прошлому», — считает Лариса Исакова.

Что говорит почерк об Ирине Гехт?

«Подпись И. Гехт не имеет вычурных элементов. Однако наблюдаем вступительные штрихи к написанию имени и фамилии. Это такие трамплины — аркадные вступления в заглавных „И“ и „Г“, которые говорят о защитном жесте, позе, собственничестве. Инициал имени  стоит особняком от остальной подписи и разделен с фамилией точкой. Точка после инициала имени транслирует границу между личностью И. Гехт и ее семьей. Но при этом, в большинстве образцов подписей И. Гехт заглавная буква фамилии больше, чем у инициала имени. При всей своей значимости в семье она очень уважительна к своему роду, отмечая его значимость — в прописывании полностью и с выделением первой буквы. Стоит отметить, что почерк очень крупный, а подпись мельче, более правонаклонная. Это говорит о том, что политик хочет выглядеть в глазах окружающих более скромным человеком, более приветливым, чем на самом деле является. С одной стороны, человек демонстрирует рациональный подход, взвешенность, контроль своих эмоций, вдумчивость и основательность. Но также есть признаки расчетливости, скрытности, закрытости.

Сам почерк, как уже было указано, является крупным, читабельным, тщательным, приближенным к нормам прописей. Есть некоторые раздутости в округлых элементах, малое расстояние между букв, слов, много параллельности. Заглавные буквы пишутся преувеличенно.

Такие признаки в целом говорят о человеке, который знает себе цену, имеет гордость, желание всегда быть на виду, инициативный, трудолюбивый, дисциплинированный, доминирующий с потребностью в социальных отношениях», — таков был последний вердикт.

От редакции: хоть сами графологи и склонны считать, что существует устойчивая связь между почерком и индивидуальными особенностями личности, не можем не отметить, что в современной науке это учение рассматривается как псевдонаучное. Так что мы ни в коем разе не беремся утверждать, что вердикт графолога на сто процентов совпадает с особенностями характеров личностей, упомянутых в статье. К тому же давайте не забывать, что речь шла о политических деятелях, поэтому, наверное, важнее не то, как они подписывают, а какие бумаги... но это уже совсем другая история.

Мнение

Интервью

Популярное