НХТ

Ксения Шумина

Заместитель главного редактора

Драматург Владимир Гуркин прославился как автор сценария к всенародно любимой мелодраме «Любовь и голуби». Его пьеса «Саня, Ваня, с ними Римас» не столь известна, но не менее востребована постановщиками. Челябинский Новый художественный театр сделал спектакль о том, как далеко и по-прежнему близко от нас живет Великая Отечественная война.

В уральской деревеньке, на берегу реки Чусовая живут себе три семьи: Александра с Иваном, Анна с Михаилом и Софья с Петром. Все женщины — сестры, у одной из них подрастает дочка Женя. Война уже гремит, наступает, а в колхозе свои внутренние бои: председатель Губарев может донести на Ивана и Петра, после чего те немедленно сядут в черный «воронок» и отправятся в лагеря. Так тому бы и быть, но местный милиционер Римас спасает Ваню и Петю — предупреждает, после чего они бегут от репрессий на фронт добровольцами.

...На дворе 1949 год. После войны Иван так и не объявился, и его жена Саня принимает непростое решение — позволить себе не ждать, а жить дальше. С тем самым Римасом. Да-да, никто не осудит женщину за такое. Война, она ведь много чего списывает.

Автор пьесы «Саня, Ваня, с ними Римас» написал сценарий к фильму «Любовь и голуби»

Владимир Гуркин — мастер сочного диалога, крепкого словца, безупречно разыгранной мизансцены. Его истории — искусный, трудолюбивый, светлый слепок с реальной жизни. О чем, кстати, и сообщается в подзаголовке к пьесе: «Дедам моим — Петру Рудакову, Ивану Краснощекову, бабкам моим — Софье, Александре, Анне посвящаю. Великим труженицам и матерям, воинам, защитившим Родину нашу от фашизма — вечная светлая память!»

Актер Алексей Зайков играет Римаса (посередине)

Спектакль «Саня, Ваня, с ними Римас», поставленный в НХТ — это классический русский репертуарный театр. Все артисты — на месте, попадание в типажи — стопроцентное. Саспенс, паузы, реплики — все работает, как хорошо отлаженный механизм. Постановка идет почти три часа, но их не замечаешь.

Режиссер Евгений Гельфонд не стал мудрить с декорациями и костюмами. Помост, лодка, деревянные сени да пара крапчатых березовых стволов на заднем плане — генетическая память при такой картинке сразу выдаст и утренний туман над рекой, и темную воду, и запах земли. Бабы в платках и кирзовых сапогах, в простеньких платьях в цветочек. Поройтесь в своем семейном альбоме — на вас с пожелтевшей карточки наверняка глянет бабушка (или прабабушка) в таком же наряде; с губами, обведенными «сердечком».

Актриса Ксения Бойко играет Саню (справа)

Артисты — Ксения Бойко, Татьяна Каравайцева, Татьяна Кельман, Мария Кристовер, Дмитрий Николенко, Павел Мохнаткин, Алексей Зайков — работают точно по Станиславскому. Говор, характерные для деревенского жителя ухватки, пластика — все это зритель слышит, видит и безоговорочно верит. Это в самом лучшем смысле этого слова актерский спектакль.

Режиссер Евгений Гельфонд создал на сцене картинку деревни в тылу

И как-то незаметно, сама собой приходит мысль — как уже очень далеко ушла от нас война. Еще десять лет назад этот спектакль могли бы посмотреть те, кто вместе с Ваней и Петей ходили в разведку, рыли траншеи и окопы, ждали победы, шли до Берлина. Сегодня их остались единицы. Поколение истончается, растворяется. А вот раны той войны, похоже, до сих пор с нами.

Спектакль в НХТ — в самом лучшем смысле этого слова актерский

Разумеется, как всякий талантливый художник, Владимир Гуркин поднимается над конкретной ситуацией и задается вечным вопросом: при каких обстоятельствах и насколько заслуживает человек прощения? На этот вопрос сам драматург дает четкий и однозначный ответ. Режиссер Гельфонд не столь милосерден — он обрывает финал, предоставляя героине и зрителю самим разрешить ситуацию, из которой — как и из войны, даже победоносной — невозможно выйти без потерь.

Сегодня, когда 1941–1945 годы все стремительнее становятся историей, все меньше остается живых свидетелей тех дней, такие постановки воспринимаются как психотерапия, своего рода излечение травм поколений. В Челябинске, кстати, не один НХТ обратился к этому пласту — не так давно в драматическом театре поставили «Пять вечеров».

Челябинские театры постоянно обращаются к теме советского прошлого, в том числе и войны

«Саня, Ваня, с ними Римас» — крепкий репертуарный спектакль. Один из тех, на которой, несомненно, стоит потратить вечер. Особенно в Год театра, особенно накануне очередного Дня Победы. Хотя бы ради того, чтобы понять: фразу «можем повторить», которую так любят клеить на заднее стекло машины некоторые элементы общества, способны сказать только те, кто никогда не знал войны.

Мнение

Интервью

Популярное