Уже не дурак

Почему стоит посмотреть фильм Юрия Быкова «Завод»

Kinopoisk.ru

В прокат вышла новая картина режиссера, который не так давно заявил о возможном уходе из кино. Юрий Быков, красиво прославившийся с ЖКХ-социальной драмой «Дурак», а затем нелепо провалившийся с ФСБ-триллером «Спящие», выпустил боевик в локациях, которые так знакомы многим жителям Челябинской области.

Действие «Завода», как и «Дурака», происходит в некоей условной провинции, которой может оказаться любой регион необъятной родины. Панельные многоэтажки, серый ландшафт и дымящие на горизонте трубы градообразующего предприятия. Именно завод ЖБИ становится декорациями для истории, часть которой стремится быть боевиком, но львиная доля которой оказывается все-таки социальной драмой.

На завод приезжает владелец, местный олигарх Калугин (Андрей Смоляков). Он объявляет работягам, что производство больше не рентабельно, а значит, оно закрывается, а долги по зарплате будут отданы когда-нибудь потом. Один из заводчан, явно бывший ветеран горячих точек Седой (Денис Шведов) подговаривает пятерых товарищей-работяг захватить Калугина в заложники и потребовать много денег в качестве выкупа в счет получки. Так оно и происходит, и на выручку олигарху мчит его личный ЧОП во главе с умным и хватким Антоном (Владислав Абашин). И тут бы и сказочке конец — вот вам деньги, а нам давайте обратно Калугина — да только вот вслед за этими немногословными ребятами откуда-то приезжает СОБР и уже хочет брать завод штурмом. Захватчикам в масках такое положение вещей категорически не нравится, а Седой внезапно требует прокурора и «журналистов из телека» — чтобы Калугин на всю страну покаялся в своих олигархических прегрешениях: не модернизировал, не платил, штрафовал, убивал.

Юрий Быков — режиссер со вкусом и тонким чутьем, у которого, тем не менее, все время что-то ломается в самый ответственный момент. Так было в «Дураке», когда в общем-то вменяемая мэрша, вместо того чтобы, например, позвонить губернатору и попросить помощи в расселении жильцов аварийного дома, внезапно приказывает начальнику полиции тайком расстрелять руководителя пожарки и главу ЖКХ (можете себе представить такую загогулину, да еще накануне принятия бюджета?). То же самое происходит и в «Заводе», как раз в тот ключевой момент, когда Седой начинает стыдить Калугина перед камерой. Ну, спрашивается, кто удивится тому, что человек под дулом пистолета говорит то, что ему скажут? Да и кто вообще поразится тому, что малорентабельный завод в области, где почти нет стройки, не укомплектовали новыми станками?

Режиссер отчаянно мечется между боевиком — это часть выходит неплохо, есть саспенс, удачные кадры и качественный монтаж — и социальной драмой. Драма, в свою очередь, то заваливается в притчу о тупых и умных, то пытается выпрямиться и принять вид экономико-социальной коллизии. Юрий Быков, как впрочем, и другой обличитель ужасов России Андрей Звягинцев, пока не очень хорошо работает на стыке жанров — сначала тычет зрителя в безудержный реализм, потом делает вид, что вообще-то снимает трагедию, для которой не так уж важны предлагаемые обстоятельства, а затем и вовсе включает разухабистый экшн. Философствования героев на тему того, почему одним все, а другим ничего — довольно топорны и предсказуемы. Но при этом, надо отдать постановщику должное, он прекрасно чувствует персонажей, хорошо работает с актерами и вообще снимает как угодно, но только не скучно. И — что самое главное — у него нет правых и виноватых. Седой и Калугин — люди одинаково неприятные и по-своему одинаково обаятельные. Олигарх, закопавший в лесочке не один десяток людей, наверняка имеет свои причины так поступать. Юрий Быков однозначно не выступает в пользу бедных — напротив, бойцы личного ЧОПа Калугина показаны настоящими брутальными самцами, в отличие от лохов-доходяг с завода, которые ни правильного решения принять не могут, ни оружия держать не умеют.

Этот крен в сторону защиты умных и небедных — важная тенденция для российского кино. Важная потому, что представитель вменяемого среднего класса, как правило, не знает, зачем ему смотреть отечественные фильмы. Про него, человека со средним достатком и неким уровнем притязаний на хорошую жизнь, снимают мало. А если и снимают — то ужасы вроде «Нелюбви», или несмешные комедии, или малочисленные мелодрамы, где фокус смещен на межличностные отношения, а не социально-экономические обстоятельства. Между тем, небедному неглупому человеку тоже хочется на себя посмотреть. Хочется знать, что в глазах деятелей искусства он — персонаж не черно-белый, а многогранный и глубокий. Хочется верить, что можно наплевать на родовую память и стать удачливым и оборотистым, а не пахать на заводе — и это совсем не стыдно, даже если ты родился в промышленном городе и вся твоя семья стояла за станками.

Быков не отказывает себе в удовольствии процитировать прошлый фильм. «Дурачок», — говорит в адрес захватчика Калугин. Уже хорошо, уже не просто дурак. Есть прогресс. Надеемся, как и в российском жанровом кино.