С чего начать? Или с кого?

Приведет ли смена руководства области к качественным изменениям в жизни населения?

Андрей Ткаченко

Итак, Южный Урал обрел нового руководителя. Определенно, начнутся метаморфозы — новая метла всегда метет по-новому. Но в силах ли одного Алексея Текслера сделать так, чтобы Челябинск в ближайшие годы не просто предстал в новом качестве, а расцвел?

Мое личное мнение: право избираться на два срока в России действует неспроста. Это касается как выборов президента, так и региональных. С 2012 года губернатор избирается сроком на пять лет и может занимать пост не более двух сроков подряд. Нельзя щелкнуть пальцами и тут же ожидать, что волшебный маховик раскрутит регион до заоблачных показателей. Управление субъектом Федерации — настолько кропотливый и трудоемкий процесс, что для развития не хватит и года, и двух, и трех. Пока человек вникнет в нюансы работы в должности, пока освоится, пока выработает стратегию, рычаги, механизмы — представляете, сколько времени нужно, если экстраполировать все это на масштабы региона?

Я не хочу, чтобы мои слова выглядели симпатией теперь уже к экс-губернатору. Более того, я вообще не хочу касаться политических персоналий. Но. За последние 10 лет у региона уже четвертый руководитель. Четвертый! С 2009 года во главе региона стояли: Петр Сумин, Михаил Юревич, Борис Дубровский и вот теперь пришел Алексей Текслер. Четыре видения на ведение деятельности в регионе. Инвестпланы, бизнес-стратегии, дорожные карты... то мы металлурги, то ударяемся в сельское хозяйство, то Великий шелковый путь воссоздаем. То нам нужны широкие дороги, то деревья высаживаем. То мы за стабильность, то за экономический рывок. В политическом плане — это лихорадка! И при этом регион умудряется еще сохранять равновесие, стоять на ногах.

Но даже если Алексей Текслер, будучи (предположим) избранным осенью 2019 года, пересидит своих предшественников, значит ли это, что Челябинску непременно повезет? Не уверен.

Хочу обратить внимание челябинцев на аббревиатуру РСПП. И речь идет не о Российском союзе промышленников и предпринимателей, а о «Российско-Советской Партии Пофигистов». Она непобедима и неистребима в нескольких поколениях носителей.

Иду по лестнице, в пролете стоит здоровенная детина. Дымит своей «балканкой» так, что впору противогаз надевать, высморкался на лестницу смачно раза три и отправился себе преспокойненько.

«Никто не заметит, что я тут нагадил», — это образ мыслей такой, не думать об окружающих. А тут и думать нечем, потому что там в межушном пространстве все забито навозом с детства.

Я еще не закончил. Есть такой термин: «индикатор состояния общества». Так вот, на мой взгляд:

Загаженный лифт — индикатор состояния общества.
Заезженные газоны — индикатор состояния общества.
Стащить с работы ручку, хоть ей красная цена 10 рублей — индикатор состояния общества.
Окурки на тротуарах рядом с урнами — индикатор состояния общества.

И таких людей в городе далеко не единицы. Им хоть Дубровский, хоть Юревич, хоть Текслер, да хоть сам Путин. Это как медузы. В море пасутся — отлично. Волной к берегу прибило — тоже прекрасно. Конек морской мимо проплыл — просто восхитительно! Но зато об камень если ударит, то виноват камень, а не тот, кто равнодушно на него плыл.

Большинство любит попрекать «генералов» тем, что они «всегда готовятся к прошедшей войне». Однако это же большинство ничуть не лучше ведет себя в быту по отношению к собственному будущему.

Вот вам проза жизни. Поэтому прежде чем ждать манны небесной от смены руководства в региональном правительстве, задайте вопрос: «Как улучшится жизнь в городе?» перед зеркалом или соседям по лестничной площадке. Лишним не будет.