Сергей Зырянов:

«Если Алексей Текслер перевезет семью в Челябинск, это будет демонстрировать укорененность в проблемы горожан»

Андрей Ткаченко

Каковы могут быть мотивы отставки Бориса Дубровского с поста губернатора Челябинской области? Кто лоббировал кандидатуру Алексея Текслера на должность и. о.? Чем обернется для региона смена власти? Об этом и многом другом рассуждает директор челябинского филиала Российской академии народного хозяйства и госслужбы.

— Сергей Григорьевич, прежде чем обсуждать нового руководителя региона, давайте начнем с предшественника. Я наблюдал две полярные позиции: кто-то прочил отставку, кто-то говорил о гарантиях участия Бориса Александровича в сентябрьских выборах. Единства мнений не наблюдалось.

— Прогнозировать, что произойдет буквально до момента официальной отставки, можно было по-разному. Одни называли шансы 50 на 50: что есть вопросы, но губернатор их может решить и будет в сентябре избираться на второй срок. И определенные действия для этого, безусловно, совершались. Группа скептиков давала цифры примерно 80 на 20. А некоторые вообще говорили о том, что будет стопроцентная отставка.

— Согласитесь, такая ситуация неопределенности, которая была несколько месяцев, пользы не приносила ни руководству, ни региону.

— Любая неопределенность в управлении каким-то субъектом, особенно крупным, связывает руки. А для руководителя региона неопределенность в своем будущем статусе губительна. Поэтому Борис Дубровский с точки зрения политтехнологий вел себя совершенно правильно. Он должен был и команде своей, и элите, и населению региона демонстрировать уверенность, определенную деловую позицию, что у него все договоренности имеются или они в процессе выхода на финишную прямую. Это его роль, и он довольно неплохо ее отработал, до последнего дня пребывания в должности.

— В самом начале руководства областью, еще в статусе и. о. Борис Дубровский в качестве предвыборной программы представил «Стратегию развития региона до 2020 года». Если от нее отталкиваться, с какими показателями Южный Урал встречает новую власть сейчас?

— Интересный вопрос и очень точный. Я недавно получил «Российскую газету», в которой приводились данные о развитии регионов в 2018 году. Всего 44 показателя. Челябинская область по 23 из них уступала другим субъектам Уральского федерального округа, по 21-й позиции она была на уровне или чуть выше. Весьма нерадостная картина для пятилетнего срока правления.

— А если конкретнее, то что например?

— Начну с хорошего. Оборот розничной торговли — очень важный показатель для населения. Средневзвешенный показатель по УрФО — 103.5%, по Челябинской области 103.7%. Но если рассматривать показатель номинальной заработной платы, то в «Стратегии 2020» средняя зарплата должна была составлять 43 613 рублей уже в 2015 году. А по итогам 2018 года она составила только 34 980 рублей, тогда как в среднем по России — 43 445 рублей. Когда Борис Александрович пришел руководить регионом, отставание от общероссийских показателей по зарплате составляло чуть более 4 000 рублей, сейчас почти 10 000 рублей. Разрыв в размере заработной платы не сократился, а увеличился. Видимо, эта позиция тоже рассматривалась Федеральным центром — как одно из базовых оснований для оценки эффективности деятельности управленческой команды.

То же самое можно сказать и о инвестициях в основной капитал. По «Стратегии 2020» планировалось в 2015 году привлечь 427 миллиардов рублей, а к 2020 году — 756 миллиардов. В итоге за 2018 год инвестиции составили только 259,4 миллиарда. Это в три раза меньше заявленного.

— Но давайте не забывать о разразившемся финансовом кризисе. Внес же он свои коррективы.

— Я согласен с вами, кризис повлиял на все субъекты Федерации. Но некоторые к нему адаптировались быстрее и все-таки сумели нарастить свой потенциал. У нас наблюдалась обратная картина. За счет инерционных показателей, которые были наработаны еще при предшествующем губернаторе, первые два года основные показатели социально-экономического развития региона росли. А потом они начали падать. У других, более успешных субъектов УрФО — с точностью наоборот: сначала падали, а потом стали расти.

В итоге, я думаю, если бы Борис Александрович все-таки пошел на второй срок, выполнение «Стратегии 2020» было бы для его избирательной кампании провальной темой. Возможно, именно поэтому речь шла в последнее время о разработке проекта стратегии региона до 2035 года, чтобы вновь поговорить о прекрасном далеком. На это частично и был заточен сценарий готовившейся избирательной кампании губернатора.

В любом случае, против Бориса Дубровского сработал целый комплекс факторов. Об относительно невысокой эффективности управления регионом я уже сказал и привел статистические данные. Второй момент, я думаю — это итоги выборов губернаторов в России в сентябре прошлого года. Когда стало понятно, что федеральная власть не может оказать такую же ресурсную поддержку: организационную, административную и политическую, какую она до этого оказывала губернаторам при их выборе. Значительно большую роль на выборах главы региона сейчас стал играть его собственный электоральный капитал, а у Бориса Александровича он был слабоват, что могло привести к сценарию выборов с доминированием протестного голосования. Чем такой сценарий закончился в Приморском и Хабаровском крае, мы знаем. В Приморье только со второй попытки губернатором стал новый кандидат Олег Кожемяко. Поэтому боязнь повторения сценария, подобного Приморскому и Хабаровскому краю, заставляла федеральные власти очень пристально смотреть на показатель электоральной поддержки губернатора и доверия населения к нему. Сейчас Алексей Текслер должен будет за короткий период построить так взаимодействие и политическую коммуникацию с населением региона, чтобы получить максимальную поддержку избирателей в первом же туре выборов губернатора.

Еще одна причина отставки по собственному желанию: протестные настроения населения Челябинска, в котором из 2 миллионов 300 тысяч региональных избирателей живет более 800 тысяч. Допускаю, что Борис Дубровский для челябинцев так и не стал своим, потому что не перевез семью в Челябинск и жил на два города. Когда он здесь присутствовал только в рабочие дни, трудно ждать от руководителя региона понимания проблем столичного регионального центра. И для Алексея Текслера это тоже будет важный показатель: где его дом, где его семья. Если он решится и привезет семью сюда и будет жить в Челябинске, а не в губернаторских апартаментах — это будет демонстрировать его большую укорененность в повседневные жизненные проблемы.

Несомненно, определенные достижения в деятельности Бориса Дубровского есть. Даже заметные и значимые. Например, он пролоббировал проведение саммитов ШОС и БРИКС в Челябинске — это для города гигантский имиджевый подарок и возможность получить дополнительные инвестиции в благоустройство города. Его активность и напористость при решении экологических проблем тоже дала результаты — закон о квотировании выбросов для предприятий. Это долгосрочные проекты, работающие на перспективу. Это очень важно, но, видимо, для федерального центра их веса оказалось недостаточно.

— Вы все говорите «Борис Александрович». Между тем, он же не единолично правил областью, целое правительство есть с заместителями, кабинет министров.

— Вот это следующая позиция, как раз о которой я хотел сказать, вы меня несколько опередили. Если говорить о наличии команды при управлении регионом, то у Петра Сумина и Михаила Юревича была сильная, сплоченная и хорошо мотивированная команда. Я не могу сказать, что люди в команде Бориса Дубровского работали плохо, но команды единомышленников, в которой есть внутреннее доверие, где за неудачу одного отвечают все, не сложилось. Еще с момента прихода он занял компромиссную позицию. Оставил часть прежней, привел часть новой. Вот эти два разных сегмента не срослись и по большому счету опираться он мало на кого мог. Его ближайшие доверенные советчики — два-три региональных политика.

Поэтому для Алексея Текслера одна из сложнейших задач — это быстрое формирование своей команды. Какой принцип — обновления или частичной ротации он будет использовать, пока трудно сказать, увидим по его первым выступлениям и кадровым решениям. Сейчас правительство области формально подало в отставку. Не хочу быть вороной, которая каркает, но, думаю, перестановок в правительстве не избежать. Через два месяца начнется более активная фаза предвыборной кампании. И либо ему надо быстро перетряхнуть кадровую скамейку, либо вообще пока отказаться от ротации и работать с той командой, которая ему досталась. Хотя точечных отставок, думаю, не избежать уже в ближайшее время.

Я еще один момент хотел отметить. Когда Бориса Дубровского «заводили» во власть, были надежды, что раз он имеет хорошие отношения с НТМК (Нижне-Тагильский металлургический комбинат), ММК (Магнитогорский металлургический комбинат), то сможет привести в регион серьезные инвестиционные ресурсы и предложить какую-то программу модернизации и диверсификации региональной экономики. Но, к сожалению, этого не произошло. Возможно, отчасти, из-за кризиса, который разразился в 2014 году.

— Кто мог пролоббировать назначение Алексея Текслера на федеральном уровне?

— Эксперты называют Сергея Чемезова, который руководит «Ростехом», поскольку у него хорошие отношения с «Норникелем», где раньше трудился Алексей Леонидович. Вторым базовым игроком, поддерживающим его, я считаю Сергея Кириенко, который по-прежнему связан с «Росатомом», и с этой точки зрения у него и «Росатома» к Челябинской области есть определенный и немаленький интерес. Мне кажется, занимая пост первого заместителя министра энергетики, Алексей Леонидович неплохо взаимодействовал и с Ростехом, и с «Росатомом», и это дало основание Сергею Чемезову и Сергею Кириенко поддержать другую кандидатуру.

В итоге, что мы имеем: две серьезные структуры заинтересованы в том, чтобы Алексей Текслер руководил регионом. Думаю, они готовы будут поддерживать его и инвестиционными проектами, которые нужно в форсированном режиме выработать, предложить и начать реализовывать уже в ближайшем будущем. Эти проекты будут элементами избирательной кампании и программы Алексея Текслера.

— Каким вам представляется новый и. о.?

— Его образ как политика пока не очень просматривается. По возрасту и административному ресурсу это вроде как член команды молодых технократов, на которых опирается Владимир Владимирович Путин. Может быть и так. Допускаю, что эти технократы способны более рационально анализировать региональную ситуацию и обладают достаточным интеллектом и волей для того, чтобы после принятия решения добиться его реализации.

Комплекс ближайших решений более-менее понятен. Когда Алексей Текслер встречался с Владимиром Путиным, речь шла о всех нацпроектах. В их реализации есть региональная составляющая. Видимо, будет разработана областная программа по их реализации. К тому же во время аудиенции с президентом Алексей Текслер сказал, что обратит особое внимание на экологию, дороги, сельское хозяйство. Видимо, эти три пункта воспринимаются им как потенциальные драйверы экономического роста и диверсификации.

— Позвольте завершить обыденным и отчасти наивным вопросом, но этот вопрос, как мне кажется, будет от лица населения — чего этому самому населению-то от смены власти ожидать?

— По нашим социологическим замерам 60 процентов населения Челябинской области — люди, ориентированные на патерналистскую политическую культуру. И, конечно, они ждут хорошего хозяина региона, который деятелен, результативен и строг, но справедлив. Который знает, как правильно организовать жизнь и сумеет это сделать. Но есть заметно меньшая группа населения — примерно 20 процентов, которая сумели адаптироваться к современным полурыночным отношениям, и эти люди умеют и могут сами действовать в этих условиях. Они ждут, что он откроет им возможности для действий. Думаю, Алексею Леонидовичу нужно будет выстроить стратегию, ориентированную на обе этих группы: одним демонстрировать, что он их слышит и решает их проблемы. А другую часть, которая придает импульс развитию региона, поддерживать. В общем, хорошо известный слоган — «слабым забота, сильным работа».

Важно понять — условия для хорошей жизни создаются не только властью, но и самими гражданами. Мы сами воспроизводим плохие условия своей жизни. Но даже при этом факторе, если будет более системная постановка задач, будет более последовательно осуществляться контроль за их реализацией, изменить ситуацию в регионе и городе с экономикой, экологией, с чистотой, с нормальной организацией жизненного пространства можно. Не в один день, конечно, но за год-два сдвиги в лучшую сторону должны и могут быть достигнуты. Учитывая, что осенью 2020 года еще и саммиты состоятся, иного нам не дано.