Социальные сети

Ксения Шумина

Заместитель главного редактора

Томное утро субботы. Лениво, едва приоткрыв один глаз, пролистываю ленты в соцсетях. И тут проснулась: «Подпишись на нас! Мы — безопасное пространство, где придерживаются идей бодипозитива и оказывают взаимную поддержку».

Контент «бодипозитива» был предназначен в основном для людей, имеющих действительно большой вес. Не барышень с манящими формами 48-го размера, а тех, кому сложно в принципе найти подходящий размер.

За окном светило солнце и чирикали ласточки, на кухне мяукала кошка и шумела турка с кофе. Мир был так прекрасен и дружелюбен. И тут вдруг ко мне в голову залетают какие-то люди, которым нужно целое пространство в сети, чтобы почувствовать себя в безопасности.

Понимаете? Не на улице; не в темном подъезде в микрорайоне на окраине Челябинска; даже не в общественном транспорте. Люди боятся выйти не в магазин ночью, а в сеть — только потому, что не могут считаться подходящей кандидатурой для рекламы нижнего белья и получают дизлайки за фоточки.

И таких сообществ в различных соцсетях — море.

Стоит зайти в интернет — и кажется, что мир состоит только из шейминга, лукизма и, в противовес всему и сразу, бодипозитива.

Строго говоря, бодипозитив — это не о лишнем весе, а о ЛЮБОМ весе. О праве человека быть какой угодно комплекции и не быть притесняемым за это. Но все это не про рунет. Русскоязычные пользователи в 99 процентах из ста, говоря «бодипозитив», имеют в виду культуру защиты и (вроде как) поддержки людей с заметно избыточной массой тела.

Я всю жизнь борюсь с лишним весом, причем с довольно переменным успехом. Я мало ем и отлично считаю в уме калории. Постоянно контролирую массу тела, объемы и каждый день встаю на весы. И дело не только в эстетике: просто я не Рианна, чье состояние позволяет иметь в разное время года то круглые, то худые бедра (потому что на каждое из них есть своя гардеробная). Для меня не влезть в прошлогодние шорты — драма и удар по бюджету. Хотя бы потому, что перепотребление одежды — один из величайших бытовых грехов на свете (собственно, как и перепотребление еды).

Бодипозитивные последователи, судя по сетевому контенту, в принципе не имеют никакого желания решать проблему кардинально. Более того, продвижение подобного контента осуществляется классическим способом: сначала надавить на то, что ты всю жизнь считал себя уродом и стеснялся проклятого отражения в зеркале, а затем успокоить: подпишись на наш паблик (канал, страницу), и будет тебе счастье.

Можно ли считать такие методы истинной поддержкой?

Окей, ребята, вы имеет проблемы с гормонами или почками — и поэтому имеете проблемы с лишним весом. Это совершенно естественно. Так бывает. Какого черта вообще тогда чувствовать себя обязанным объясняться за свой внешний вид? Это вообще никого не касается.

Второй вариант — вы имеете лишний вес, потому что не умеете правильно питаться, ленитесь заняться собой или имеете серьезные психологические проблемы. Это тоже совершенно естественно. Человек вообще не самое волевое и здоровое существо, особенно цивилизованный и проживающий в большой городе.

Я сейчас скажу очень нетолерантную вещь: бодипозитив с «безопасным» пространством — не панацея для приведения головы в порядок. Бодипозитив — инструмент зарабатывания денег.

Реклама с женщинами плюс-сайз откусывает все больше кусков рынка. Модные корпорации, рассчитанные на массовый средний сегмент, приглашают моделей, похожих на обычных людей. И даже люкс, продолжающий отчаянно бороться за право быть оазисом высокого искусства и тиражирующий нереально прекрасных инопланетянок, сдается под натиском требований времени и все чаще выпускает на подиумы красавиц нестандартного размера. Тех самых, чьи отфотошопленные фотки постят потом в бодипозитивных сообществах. Тех самых, что зарабатывают миллионы на модном тренде.

Рынок меняется, миллионы долларов перетекают в другие карманы, меняя саму структуру индустрии. В этой борьбе за капитал хороши любые средства — и идея бодипозитива, и труд маленьких детей на швейных фабриках третьего мира.

Казалось бы, в чем беда тех сообществ, где людям советуют «принимать себя такими, как есть»? Вроде бы правдивое отношение к себе еще никому не мешало. Но под лозунгом правдивости эти советчики толкают самую что ни на есть ложь.

«Красота и килограммы никак не связаны». Нет, связаны. Еще как. Представьте Грейс Келли или Кевина Костнера весом на 50 кг больше, и сразу все станет очевидным.

«Толстое тело — это просто толстое тело». Да, конечно. А еще это тело принадлежит конкретному человеку, который имеет обязательства перед близкими; который, вероятнее всего, пользуется транспортом и периодически находится в очередях, где очень желательно никого не задеть наотмашь; который наверняка хочет здоровых животных ощущений от бега, плавания, спорта или близости с любимым(ой). Жизнь — это сплошные «должен» обществу, если ты не отшельник или монах (хотя, говорят, и там надо соблюдать правила), а здоровье и энергия — источник офигительных чувственных удовольствий, по сравнению с которыми еда — отнюдь не высший смысл.

Сетевая терапия для людей, которые не знают, как справиться с собственным телом — это (имхо) не слишком рационально. Потому что любая сетевая жизнь отнимает время от офлайна. А полчаса прокачки пресса перед телевизором или прогулки пешком помогут справиться с недоброжелательной реальностью куда лучше, чем сорокаминутное залипание в паблике с советами, где купить широкие леггинсы.

Общественная культура, где люди публично (никто ведь не думает, что сеть — это личное пространство, да?) лелеют свои особенности (а то и болячки) и возносят в культ «принятие себя»... это модно. Это толерантно. Но это никак не работает на улучшение собственной жизни и никак не формирует желания к здоровой конкуренции за ресурсы.

Более того — толерантность к собственным недостаткам (люди, не считающие избыточный вес недостатком, плевали с высокой колокольни на бодипозитивные паблики) лишает очень важного качества: здоровой спортивной злости. Той, что заставляет поднять пятую точку с дивана, выкинуть из дома хлам, поставить на место зарвавшегося оппонента или потребовать у начальника справедливого повышения зарплаты.

Бодипозитивный беззлобный мир — это, наверное, уютно. Но как-то уж очень непродуктивно. Хотя есть в его возникновении и несомненный плюс: если человек столько думает о (без)опасности своей жизнедеятельности в контексте веса, то, вероятно, более глобальные проблемы с безопасностью — вроде подъезда или транспорта — в его жизни уже решены.

Мнение

Интервью

Популярное