Станислав Мошаров

Матвей Кондрашов

Директор, главный редактор

Около 1 000 челябинцев на прошедших выборах боролись за право стать районным депутатом. В итоге победу одержали 170 человек, из них впоследствии и будет сформирован новый состав Гордумы. За что же «рубились» будущие народные избранники? И как населению добиться исполнения предвыборных обещаний? Об этом «Челябинский обзор» побеседовал с председателем Челябинской городской Думы.

— Станислав Иванович, давайте вспомним прошедшую избирательную кампанию в райсоветы с точки зрения лозунгов, с которыми шли депутаты. И помимо пафосных, но абсолютно абстрактных «время выбирать», «только реальные дела», «работаю для вас» были же и вполне конкретные обещания: строительство промышленного объекта остановить, или в одночасье решить проблемы обманутых дольщиков, например. На мой взгляд, то ли население сознательно в заблуждение вводили, то ли сами кандидаты не вполне представляли, а чем же занимается депутат? Главное, во власть попасть, а там разберемся?

— Главный вопрос-то не том, что они могут, а в том, зачем они шли? Если пять лет назад депутаты шли работать на округе: помогать людям разобраться в проблемах ЖКХ, транспорта, обслуживания, благоустройства, то у депутатов второго созыва, как в районных советах, так и на городском уровне будет больше возможностей, чем у уходящего. Потому что мы в ходе реформы все больше и больше полномочий передаем на районный уровень.

— Например?

— Например, сейчас передаем дополнительные источники финансирования. Вы знаете, что каждый район имеет свой бюджет: ресурсы пополнения, доходную и расходную части. А теперь мы перенаправляем туда часть земельного налога, а это около ста с лишним миллионов рублей плюсом на каждый район. Ежегодно. И эти деньги можно будет использовать как раз на те нужды, которые есть в районах в плане благоустройства. Самая главная задача у районных советов — это наведение порядка и красоты в территориях, куда входят дворы, междворовые, межквартальные проезды. Плюс в полномочия депутатов входит еще создание условий для проведения досуга на этих пространствах. Вот это самые главные полномочия в районах — фактически то, что волнует людей.

— То есть районный депутат в первую очередь не законотворец, а исполнитель, творец.

— Да, творец, но только после того, как законы напишем (улыбается) — как правильно эти деньги расходовать. Потому что бюджеты принимают районные советы, они и решают, куда пойдут средства. Как пример: в прошлом году у нас некоторые районы решили, что им нужны народные дружины. Они на самом деле и так существуют, но никакого поощрения не получали. И, например, в Ленинском, Курчатовском районах выделили средства на это. Сегодня они нам даже во время проведения массовых мероприятий оказывают посильную помощь. Не нужно привлекать полицию, ЧОП.

Вот пример расскажу: в Ленинском районе появилось вновь созданное пространство — сквер «Семейный», пруд «Девичьи слезы», который мы благоустроили в том году. Мы создали там зону отдыха. Помимо пруда там есть спортивная, детская площадки, место для проведения массовых мероприятий. Так вот, в этом году мы провели эксперимент: каждое воскресенье устраивали там концерты на открытом воздухе. Так стягивались жители и из других районов: приходили, смотрели. Это было обеспечено бюджетом района: как частично благоустройство, так и проведение мероприятий. И охрана осуществлялась силами дружины, которая там находится. Вот полномочия все использованы в полной мере, если грамотно это делать.

Челябинские районы получат дополнительно примерно по 100 миллионов рублей

— Получается, что традиционную угрозу «да я президенту буду писать» можно уже и на уровень районных депутатов сместить?

— Так для этого, в общем-то, и была проведена реформа местного самоуправления. Для того, чтобы депутат на маленьком округе занимался делами. Не популизмом, а проблемами, которые есть на округе. Не говорил, что «завтра мы построим здесь птицефабрику и будем всем бесплатно раздавать кур». Я, конечно, утрирую, но лозунги были похожими, и понятно сразу, что такого, естественно, не будет.

— По вашим ощущениям, в предвыборную кампанию сколько было популизма?

— Достаточно. Даже очень много, и, к сожалению, он ложится порой на благодатную почву. Потому что на самом деле затянувшееся благоустройство в некоторых районах, запрос на справедливость со стороны населения, не решаемые годами проблемы вызывают правильную реакцию на отсутствие работы со стороны депутата на округе в течение своего срока. И когда он появляется только перед выборами, соответствующую реакцию и получает.

— Тогда оттолкнемся от ваших слов в начале интервью «зачем люди идут в депутаты». В самом деле, а почему? Власти никакой, преференций не видать. Работа, встречи, наказы... думаю, не ошибусь, если применю в данном случае метафору «геморрой».

— Наверное, некоторая часть заблуждается, думая, что получит преференции. Кому-то достаточно визитки со словом «депутат», кто-то усматривает финансовую выгоду. А есть достаточно большая группа людей, которые реализовали себя в какой-то части своей жизни: бизнесе, общественной деятельности, спорте и хотят попробовать поработать для людей, узнать, что это такое.

Реально, есть люди с желанием помогать. Разные могут быть мотивы: родился на этой территории, или живешь, видишь какое-то безобразие, еще и до депутата достучаться можешь. Но у тебя есть силы, есть время, в какой-то части финансы, знания, в конце концов. Почему не попробовать?

Станислав Мошаров: если есть силы, знания и финансы, почему не стать депутатом?

— Почему обязательно депутатом-то становиться при этом? Я часто гуляю по Челябинску, и в социальных сетях, а также своем telegram-канале регулярно публикую фото безобразий, творящихся кругом. Заезженные газоны, нелегальные ларьки, покосившиеся заборы, какие-то раскопки непонятные и так далее. Видимо, среди читателей есть люди, способные на это повлиять, потому что частенько спустя несколько дней проблема исчезает. Но у меня при этом не возникает желания в депутаты идти.

— Ну, это выбор каждого. Конечно, сейчас многое изменилось, коммуникации сильно ускорились. Вы — человек известный, на вас и подписываются. Для меня Instagram, например, это средство общения с избирателями. Я страницу завел совсем недавно, но уже общаюсь практически каждый день. Какие-то вопросы вообще решаются прямо там. Например, не вовремя пришел общественный транспорт или вообще маршрут отменили. Или двор стали делать абы как. Благодаря обращениям можно оперативно вмешаться и подправить ситуацию, а не заниматься потом поисками подрядчика и тотальной переделкой. Ты же не можешь быть в нескольких частях города одновременно и отслеживать все проблемы разом, а так поступают сигналы, которые вовремя отслеживаются и купируются. Так что коммуникации важны для депутатов и чиновников любого уровня.

— Нынешние райсоветы обновятся. Но не только потому, что некоторые депутаты первого созыва проиграли борьбу за голоса, а попросту потому, что вообще отказались даже рассматривать возможность идти на второй срок.

— Ну, набивают люди шишки. Кто-то думал, что придет сюда и получит персональную машину с большой зарплатой и возможностью продвигать свой бизнес. Оказалось-то все наоборот: нужно каждый день впахивать и зарплату депутаты-то не получают. У многих жителей заблуждение, что депутаты работают за деньги. Это не так.

Есть часть людей, которые ушли из-за разочарования, что не смогли воспользоваться теми инструментами, полномочиями, которые были. Крылья и сложились. Вот сейчас поэтому тем людям, которые готовы помогать, мы и расширяем полномочия в районах, и Алексей Леонидович [Текслер] сразу на эту ситуацию отреагировал: часть налога на «упрощенку» передает в город, соответственно, мы туда замешиваем свой земельный налог и эти деньги передаем в районы напрямую без распределения на уровне городского бюджета. Чем это еще хорошо? Это стимулирует исполнительную власть в том числе работать в тесной связке с фискальными органами — для того, чтобы правильно собирать налоги.

— Да, но Алексей Леонидович-то во время своей пресс-конференции отметил, что не обязательно больше денег вливать, достаточно за тратами просто должный контроль наладить. Вы сейчас мне рассказываете про дополнительные 100 миллионов каждому району, но их можно ведь и «зарыть».

— На мой взгляд, районный депутат, который ближе, он абсолютно точно лучше чувствует ситуацию на территории...

— Вы сейчас говорите про ответственных, я так полагаю, не про всех.

— Ну да, не про тех, кто идет за машиной и персональной зарплатой. Те, кто любят и умеют созидать, наверное, разочаровались в инертности процессов. Все-таки бизнес и законотворческая деятельность — это разные вещи. Я на себе это могу ощутить: сравниваю сферы, в которых трудился, с нынешней. Когда ты работаешь в бизнесе, в производстве, результат всегда быстрее: ты принял решение, дал соответствующие поручения, команда твоя работает и ты быстрее видишь результат.

Что происходит в работе депутата или любой другой законотворческой деятельности, скажем так, на земле — это совсем другие вещи. Там процессы достаточно инертно идут. Вот приняли мы закон по «дизайн-коду», он продвигается, но очень медленно. Прошло 8 месяцев, мы только первые результаты видим. Пока правила касаются лишь центра, даже не всего города, но и то вывески начали приводить в соответствие правилам со скрипом. Часто приходится прибегать к демонтажу.

Мы же все хотим, чтобы наш город выглядел лучше и все об этом много говорим, но когда вдруг касается лично каждого, начинаются вопросы «а зачем это надо?». Первое время мы только успевали отбиваться от нападок «а зачем эти вывески менять?». Кто был в Москве или Санкт-Петербурге и видел, как работает дизайн-код, наверное, смог убедиться, что город гораздо лучше выглядит. Да мы сейчас даже видим: посмотрите на проспект Ленина, он был занавешен баннерами, как на восточном базаре. Все же этим увлекались. Якобы чем больше баннер, тем больше клиентов. Дома были настолько заклеены вывесками, что не понять: где курицу продают, а где типография?

Впрочем, мы в разговоре увлеклись решениями, продолжу мысль про инертность... ждать быстрых результатов от деятельности в Гордуме не стоит. Это надо понимать.

Станислав Мошаров: Все хотят, чтобы вокруг было лучше, но как только заходит речь о себе, начинаются вопросы «а зачем это надо?»

— Вернемся к агитационной кампании. На моем участке призывы голосовать за того или иного запомнились мне лишь тем, что один из них начал газоны закатывать своими агитационными машинами, второй какую-то кустарщину в виде забора выставил у дома, хотя этот забор там в принципе никуда не уперся.

— Выборы состоялись, где теперь этих депутатов разыскивать?

— У каждого депутата должна быть приемная на округе.

— Где они располагаются, как жителям их искать?

— Информация будет располагаться в районных советах, также на сайте Челябинской городской Думы. Каждый городской депутат — это прежде всего районный депутат.

— А не начнутся потом отфутболивания из разряда: «это не мои полномочия», «тут деньги нужны», «здесь компетенции администрации», «тут управляющая компания виновата, туда и обращайтесь».

— Так вот задача каждого депутата — разобраться в проблеме. Примеров же много, когда можно и без особых вложений решить вопросы и помочь жителям. Один из них приведу: люди жаловались на высокие расходы по общедомовым нуждам на электричество. Куда только ни писали: в органы ЖКХ, надзорные органы. Дошло до нас, мы увидели, что платежи аномальные, пошли разбираться прямо на дом. Привели специалистов, которые разбираются в этом вопросе. Увидели, что практически все коммерческие структуры, которые там есть, подключены мимо счетчиков через общедомовой. И все эти платежи разбрасывались на жителей, которые там обитают.

— Да таких случаев далеко не единицы. От ларечка или парковочки провода, проброшенные к дому, обычное дело.

— Вот депутат в таких моментах должен разбираться. Здесь же не надо средств особых, здесь нужно время, какое-то понимание процессов и желание в конце концов что-то сделать. Когда человек идет во власть, надо не только кричать во время предвыборной кампании, что завтра здесь будет сказка. Надо понимать ответственность, что ты потом пять лет должен будешь отпахивать на округе.

А если кандидаты все-таки занимались не кампанией, а кампанейщиной?

— А если попробовать представить, что люди все-таки занимались кампанейщиной и результатов от них потом не дождаться, какими могут быть санкции?

— Во-первых, в каждой районной думе есть свой председатель, который должен следить за работой депутатов, проверять, как они принимают людей на территории, как ведут свою деятельность. Есть же комиссии, на которых должен отчитаться каждый депутат о проделанной работе. Потом мы ввели практику: каждый год вместе с участковым инспектором проводим контроль, принимаем отзывы от населения. К тем, кто ничего не делает, меры найдутся.

Ну и давайте не забывать партийную историю. Большинство из тех, кто избирался, они же шли под флагом партии, самовыдвиженцев-то не так много прошло. За халатность можно получить наказание и по партийной линии.

— Ну и напоследок. В начале беседы вы упомянули плюсом большую финансовую самостоятельность для районов. Помимо дополнительных денег какие еще отличия будут у МСУ 2-го созыва?

— Мы говорим, что по тем вопросам, которые волнуют жителей — благоустройство, работа общественных организаций, спортивная занятость, досуг — смещаем акценты в районы. Мы не можем передать туда водо-теплоснабжение, допустим, потому что это касается всего города и система должна быть единой. Либо градостроительные нормативы, мы же не можем один район сделать таким, а другой — другим.

— Не, ну Северо-Запад собрать из «панелек» получилось.

— Это не совсем наша история, но да, она давно идет. Кстати, одно из решений, которое мы приняли в прошлом году — это как раз нормативы по строительству. Теперь на гостевых маршрутах решением городской Думы нельзя строить дома типовых серий, а по-простому — панелей. И это только первый шаг. Мы не можем полностью запретить такой тип стройки — это неправильно с точки зрения бизнеса, развития строительной отрасли. Но упорядочить это можно.

— Давайте вернемся в районы.

— Да, все что нам позволяет сегодня Федеральное, областное законодательство, будем передавать в районы. Мы это уже практически сделали. Ну и как депутаты районных советов будем отстаивать свои интересы. Есть уже опытные ребята, которые поработали созыв и остались продолжать эту работу, они уже наработали определенный опыт, понимают, как пользоваться думскими, депутатскими механизмами, инструментами. И я очень надеюсь на их опыт, на желание работать и на желание помогать людям, которые им свой округ доверили.

Мнение

Интервью

Популярное