«Жить или не жить?»

В Молодежном театре Челябинска премьера — спектакль «Идиот»

Андрей Ткаченко

Что будет, если соединить философию Достоевского и одну из первых пьес Антона Чехова? Получится новый спектакль Челябинского Молодежного театра «Идиот», премьера которого состоялась 18 апреля.

... Вот только сам «Идиот» — совсем не по Достоевскому. Режиссер-постановщик Иван Миневцев взял знаменитое название и соединил его с совершенно другим первоисточником — пьесой Антона Чехова «Иванов» (ударение на «а»). В центре сюжета — герой, которому чуть-чуть за тридцать. И у него — кризис среднего возраста. Первые слова, которые Николай Иванов (его играет актер Алексей Согрин) произносит со сцены: «Нехороший, жалкий я человек». Последующие два часа действия Николя всеми своими действиями доказывает, что, собственно, так оно и есть (но об этом дальше по тексту).

Отметим, что в отличие от первоисточника, в спектакле действие разворачивается «то ли в наше время, то ли в безвременье». Однако герои, курящие вейпы и кальяны, современная музыка на фоне и даже Человек-Паук, забавляющий зрителей своими глупыми выходками, как бы намекают, что реальность максимально приближена к современности.

Николай Иванов (справа) — тридцатилетний неудачник

Жена главного героя — Анна Петровна, урожденная Сарра Абрамсон, между прочим, ради любимого сменила веру и имя. Сейчас женщина страдает от тяжелого заболевания и находится при смерти, поэтому именно в этот период ей хочется быть поближе к мужу. Однако Николай так не считает и старается каждые выходные уезжать из дома к своим друзьям Лебедевым. Это, мягко говоря, ранит Анну, которая многим пожертвовала для любимого.

Кстати, на сцене периодически появляется и сам Федор Михайлович Достоевский. В первом действии он просто сидит в углу и читает книги (скорее всего, свои же). Затем — уходит. Большой фурор классик производит, когда начинает бодро отплясывать под современную музыку. Да, еще о писателе напоминают его же цитаты, время от времени всплывающие на экране. Там и о русской душе, и о страданиях, и о России. Наверное, чтобы зрители не забывали, что на самом деле смотрят спектакль о несчастном и тоскливом русском человеке.

А вот Николаю Иванову действительно скучно везде. Вот ему надоело находиться дома с болеющей женой и он решает отправиться к Лебедевым — давним друзьям, которым задолжал крупную сумму. Перед этим, кстати, он устраивает Анне Петровне сцену, когда та просит его остаться с ней. «Дома меня мучает тоска и я начинаю тебя не любить», — кричит Николя и бьется в дикой истерике. Но и побег из дома не решает его душевные проблемы. На именинах у Саши — дочери Лебедевых — ему не менее скучно. В то время, пока семейство бурно отмечает праздник, Иванов сидит молча и отстраненно, абсолютно ни с кем не заговаривая. Вот только Шурочка Лебедева уже давно положила глаз на тридцатилетнего мужчину, о чем сначала недвусмысленно ему намекает, а затем и вовсе — откровенно признается в любви. Отношения молодых закручиваются невероятно быстро, жена Николая умирает от болезни и вот — Иванов и Саша собираются жениться. Но тут герой понимает, что с ним его новой возлюбленной будет только хуже, что он уже — не просто вдовец, а человек, который изжил свое и от самого себя ему тошно и противно.

Еще при жизни Анна Петровна застает мужа в объятиях чужой женщины

Финал постановки абсолютно идентичен его началу. По тексту в конце пьесы Николай Алексеевич застреливается. Здесь эта сцена повторяется дважды — в начале и кульминации. Вот только перед вторым выстрелом на сцену выходит сам Достоевский, чтобы процитировать «Идиота». Сначала это приостанавливает несчастного Иванова, и кажется, будто тот передумал себя убивать. Но финальный выстрел раздается уже за кулисами.

«Во-первых, название „Идиот“ существовало еще до Достоевского, — объясняет режиссер-постановщик Иван Миневцев. — И мы играем с ассоциацией, которая в первую очередь возникает у зрителей. Достоевский — это база русской философии и души, а Чехов — повод для спектакля».

Режиссер-постановщик Иван Миневцев на фоне подготовительных работ к спектаклю

По словам Ивана Миневцева, постановка рассчитана, в первую очередь, на молодого зрителя.

«Но думаю, что будет интересно и старшему поколению, — продолжает режиссер. — Кроме того, мы применяем довольно смелое решение — переносим действие классического произведения в сегодняшнее время, а местом становится абсолютно любой провинциальный город России. Также действие разворачивается за четыре времени года. Самая главная идея — хотелось поразмышлять вместе со зрителем о причинах тоски и душевных мук русского человека. И что вообще такое русский пессимизм и русская тоска?».

Кстати, внимательный зритель заметит отсылку к Чехову, еще глядя на афишу премьеры — рядом с названием изображено знаменитое пенсне, которое трудно не узнать и не задуматься, что, возможно, речь в спектакле пойдет не только о Достоевском.

Федор Достоевский появляется на сцене, чтобы потанцевать и процитировать «Идиота»

Что ж, постановка получилась действительно смелой и, возможно, даже рисковой. Но, скорее всего, для молодежи классика подойдет именно в таком — вольном прочтении. Ведь несмотря на современную атмосферу и декорации, в спектакле поднимаются вечные и незыблемые вопросы. Как жить в этом мире лишнему человеку?