Верхний Уфалей

Дарья Дубровских

Специальный корреспондент

Закрытые заводы, полуразрушенные больницы, школы с туалетом на улице, отсутствие физкультурно-оздоровительных объектов. Такая зарисовка однозначно вводит в отчаяние, поэтому самые удаленные от областного центра города — Верхний Уфалей и Нязепетровск — в народе называют депрессивными. Глава региона решил в корне изменить ситуацию.

Нязепетровск

Школа

Еще свеженький, мягко утопающий под ногами асфальт и только-только окрашенное в салатный цвет здание. Объезд главы Челябинской области начинается в Нязепетровске с хорошего. Старейшая школа города, которая несколько лет стояла в запустении, наконец-то отремонтирована. Директор Сергей Викулов довольно рассказывает, что завершился последний этап реконструкции, 1 сентября сюда придут более 600 учеников: «На первом этапе мы построили спортзал и столовую, на втором сдали учебный корпус на 170 человек, и сейчас завершился ремонт основного здания, которое было построено в 1955 году. В этой школе учились практически все жители города; из публичных людей — писатель Сергей Поляков и и. о. начальника Главного управления лесами Челябинской области Сергей Лавров».

Отремонтированная школа примет 1 сентября более 600 детей

Внутри школы еще пахнет краской, где-то над головой висят провода; мебели в кабинетах пока нет.

— Когда появятся парты? — интересуется Текслер.

— Аукцион прошел, мебель должны завезти до 20 августа, — докладывает директор.

— Значит так, мне нужен график не понедельный, а прямо по дням чтобы было расписано, когда и что будет доделано, — обращается глава региона уже к главе Нязепетровского района Валерию Селиванову. — Более важной задачи у вас сейчас нет, 1 сентября школа должна открыть свои двери.

ФОК

Неподалеку от школы находится Дом культуры, мимо которого Алексей Текслер не проходит. Два года назад ДК выиграл грант «Фонда кино» на 5 млн рублей, и на эти деньги в прошлом году здесь обустроили современный кинозал, горожане могут смотреть фильмы в формате 2D и 3D. Кроме того, в учреждении культуры дети занимаются в творческих мастерских. Глава попадает на одно из таких занятий — в хореографическом зале идет репетиция танцевального коллектива «Светлое настоящее». Мальчишки и девчонки в сиреневых футболках быстро двигаются, разучивая новые движения, а Алексей Текслер сразу же отмечает, что в зале душно и нечем дышать.

Алексей Текслер пообщался с ребятами, которые занимаются танцами

— У вас нет кондиционеров? — вопрос к ответственным. 

— Нет.

— Составьте смету, порешаем этот вопрос.

Новость приходится ребятам по душе, главу региона они провожают бурными аплодисментами.

— Скажите, а когда бассейн откроют? — догоняет Текслера мальчик.

— Постараемся начать строительство уже в следующем году. У вас будет современный ФОК — физкультурно-оздоровительный комплекс, в котором будут и бассейн, и хореографическая студия, и универсальные залы.

Для журналистов на пресс-подходе Текслер немного расширяет комментарий по теме ФОКа: «У этого объекта тяжелая судьба. Я не понимаю, почему за последние три года нельзя было построить комплекс, в областном бюджете средств достаточно. Сейчас надо ускорить процесс, мы же не атомную станцию строим, что там год проектировать- то? Тем более в городе нет ни одного нормального спортивного объекта. Если мы говорим о развитии социальной сферы, то это, конечно же, неприемлемо».

Больница

В городскую больницу, которая находится все в той же локации, практически за Домом культуры, Алексей Текслер направился внепланово. И не зря. В двухэтажном невыносимо обшарпанном здании находятся хирургическое и родильное отделения. Честно говоря, как только увидишь это медучреждение, можно и преждевременно родить... со страху.

Больница в Нязепетровске

— Откровенно скажу, давно я не видел таких больниц, — отмечает Текслер.

— Это не парадный вход, с другой стороны получше, — говорят сотрудники. — Помогите нам укомплектовать хирургическое отделение эндоскопическим оборудованием, потому как очереди на операцию в Челябинск надо ждать 2-3 месяца.

— Будем решать, причем часть проблем немедленно. Здание находится в плачевном состоянии, лечиться в таких условиях неприемлемо. Причем это не единственный проблемный объект в регионе. В последние годы основное внимание и финансирование уделялось областным и федеральным центрам. Сейчас же приоритеты будут направлены на районные и муниципальные больницы. Будем заниматься ФАПами, в вашем районе откроем два новых фельдшерско-акушерских пункта, всего по региону около сотни.

Завод

И вот декорации снова меняются — вокруг уже амбары с железом, рабочие в спецовках, искры, летящие от сварки. Теперь глава находится на градообразующем предприятии — «Литейно-механическом заводе». Здесь производят краны под маркой GIRAFFE. Это ведущий производитель башенных кранов в России. Сейчас здесь работает порядка 400 человек, раньше людей было в три раза больше. И это не могло не сказаться на уровне безработицы — из всех муниципалитетов самый большой коэффициент здесь, в Нязепетровске: 7 процентов. Для сравнения в Челябинске — 1,3%.

В Нязепетровске самая большая безработица по региону

«Самая важная задача — переломить безработицу, а потом уже вокруг этого выстраивать социальную сферу, — подчеркивает Текслер. — С директором мы предметно и адресно поговорили на тему развития завода. Предприятие мне понравилось, и я сразу обратился в Министерство энергетики РФ с просьбой оказать содействие в части вовлечения завода в задачу по импортозамещению по оборудованию в нефтегазовой отрасли, в частности буровых вышек. И уже получил подтверждение, что этот вопрос берут в работу. Надеюсь, что мы сможем вывести сюда дополнительные заказы».

Мост

Напоследок еще один сюр моногородка — бесхозный мост с дыркой. Мост соединяет две части города, там проходят железнодорожные пути, когда-то по нему перевозили продукцию с завода. Сейчас же, когда путепровод износился, никто не берется его ремонтировать, потому что непонятно, на чьем он балансе. Поскольку ни город, ни РЖД не хотят с этим разбираться, это придется сделать главе региона.

За ремонт моста никто не берется

Верхний Уфалей

«Уфалейникель»

После увольнения 2,5 тысяч людей и закрытия градообразующего предприятия Верхний Уфалей получил статус ТОСЭР. Планировалось, что на базу «Уфалейникеля» придут инвесторы и получат льготные налоговые условия, которые и дает этот статус. Однако, как убедился глава региона, лично побывав на территории бывшего завода, — ТОСЭР пока не заработал.

Хотя на вид здания завода и обветшалые, но технологическое оборудование, как говорят специалисты, сохранено в полном составе.

Территория завода заброшена

«Территория является технологическим парком, который обеспечивает для потенциальных инвесторов все необходимые ресурсы — газ, электричество, подъезды, — рассказывает инженер Виктор Искорцев. — Здесь есть все для того, чтобы развивать производство. В ТОСЭРе сейчас всего четыре предприятия, которые еле-еле набирают около сотни рабочих».

По словам Алексея Текслера, то, что ТОСЭР не заработал так, как планировалось — это недоработка и областного правительства: «ТОСЭР помогает в привлечении инвестиций извне. Но сам формат ТОСЭРа необязательно гарантирует, что все прибегут и начнут работать. Надо активнее искать инвесторов, вот, например, на „Иннопроме“ мы могли рекламировать эту площадку и другие четыре ТОСЭРа в других городах, но почему-то не сделали этого. Надо рассказывать, какие плюсы есть у этой территории. А плюсы есть — это высококвалифицированные рабочие кадры, площадка, инфраструктура».

Сквер Победы

Глава города Вера Ускова с удовольствием проводит Алексея Текслера по только-только благоустроенным парку и скверу. Все рядышком. Вокруг больших ярких скульптур «Барбоскиных» лазают дети, а родители снимают на телефон променад чиновников.

— Как дела? — спрашивает глава региона малыша, бегающего под ногами.

— Хорошо, — отвечает за ребенка его отец. — Мы тут гуляем и вот тетю мэра узнали.

— Да и дядя глава региона здесь, — улыбается Текслер.

Завод мрамора

Похвастаться Уфалею есть чем — недалеко от города работает камнеобрабатывающий завод «Мармо». Уникальный мрамор с голубовато-серо-белыми прослойками добывают в местных карьерах. На заводе стоит итальянское оборудование: камнерезные машины, канатные пилы, врубовые машины. К сожалению, из-за шума этого оборудования не слышно, о чем беседует глава с директором завода.

Алексей Текслер не понимает, почему Челябинск не использует уфалейский мрамор в благоустройстве

— О чем шла речь? — спрашиваем Алексея Текслера уже на пресс-подходе.

— Я пытал руководство завода, кто заказывает мрамор. Челябинска в списке заказчиков я не услышал. И тогда, скажу откровенно, позвонил Наталье Петровне Котовой и спросил, почему завод поставляет свою продукцию в соседний Екатеринбург, Уфу, машина в Рязань сейчас ушла, а в Челябинск нет никаких поставок? Номенклатура использования мрамора очень широкая, например, в благоустройстве том же, и не только. Это, кстати, касается и завода каслинского литья, города Челябинской области в меньшей степени представлены, чем другие регионы. И здесь, кажется, есть над чем поработать.

То, что визит Алексея Текслера в отдаленные районы области завершился звонком руководителю Челябинска, довольно символично. Главам территорий региона явно не стоит расслабляться, даже если им кажется, что у них все относительно неплохо.

Мнение

Интервью

Популярное